Фокус: как в каневском районе разрушается памятник, которому 15 тысяч лет

      Комментарии к записи Фокус: как в каневском районе разрушается памятник, которому 15 тысяч лет отключены

Фокус: как в каневском районе разрушается памятник, которому 15 тысяч лет

Фокус выяснял, из-за чего сохранить хижину первобытных людей не менее важно, чем реставрировать древние средневековые замки и храмы
Таких табличек с номерами домов, как в селе Межирич около Канева, вы не заметите нигде в Украине. Если вы не местный, а просто гуляете на протяжении проходящей через село автострады Черкассы — Канев, ни за что не додумаетесь, из-за чего на многих из них нарисован слон. У вас будет лишь одна подсказка — около ничем не приметного двора на краю села стоит символ: Стоянка мисливців на мамонтів.

Получается, что не слоны, а мамонты.
Стоянка охотников на мамонтов была открыта полвека назад. В мире мало аналогичных мест, но среди них Межиричская стоянка сейчас самая полезная с научной точки зрения. А, помимо этого, тут сохранились руины хижины из костей мамонта, в которой около 15 тыс. лет назад жили люди. Кто угодно может приехать ко мне летом, дабы заметить неповторимый монумент палеолита и услышать рассказы опытных археологов.

Но стоит поспешить — быть может, жить ему осталось не так продолжительно.
Культурный слой
— Торопиться не требуется — копаем медлено, — я приобретаю первый в жизни инструктаж по технике археологических раскопок.
Мой наставник, Миша — будущий магистр археологии из Киево-Могилянской академии. Не считая него в данный сутки на раскопках трудятся до десяти человек — недавние выпускники и студенты КНУ им. Шевченко и Могилянки, и Айрис — студентка из Швейцарии.

Чужестранцы тут бывает, но об этом позднее.
Тут необходимо растолковать, что означает копать с позиций современной археологии. В случае если взглянуть на глиняную стенку котлована, в которой мы сидим, то на глубине около трех метров возможно заметить более чёрную прослойку грунта шириной не больше ладони. Это и имеется культурный слой, что копают археологи.

Для этого нужна заостренная древесная палочка (представьте простой шампур для шашлыка), дабы соскребать верхний слой грунта, и щетка, дабы его бережно убирать в ведро.
Если не нарушать инструкции, за час работы такими инструментами с квадратного метра удается соскрести не больше нескольких пригоршней породы — так, дабы любая косточка, любой осколок кремня либо ракушка остались лежать на том месте, где они были последние 15 тыс. лет. Позже посредством особого прибора — лазерного теодолита, археологи измеряют правильные координаты всех осколков и этих косточек, заносят их в особую базу и наносят на замысел.
Лишь позже все находки собирают и снимают следующие миллиметры породы, дабы добраться до более ветхих слоев. Потом все повторяется, пока культурный слой не поменяет безлюдная порода. В случае если слой богатый, один квадратный метр возможно раскапывать до пяти лет.
— Каждые раскопки приводят к разрушению неповторимого культурного слоя, — растолковывает Павел Шидловский, археолог из Киевского национального университета имени Шевченко.
Он начал работату в Межириче еще в 2003 году, приезжая в гости к собственному преподавателю Дмитрию Нужному, управлявшему тогда экспедицию. А в 2009-м сам стал ее начальником.
— Исходя из этого единственный метод передать максимум информации будущим исследователям, это предельно совершенно верно фиксировать все информацию о находках. По итогам раскопок мы создаем отчеты и сдаем их в архивы. А через 100 лет второй ученый со своей теорией сможет воспользоваться данной базой и, быть может, осознать что-то, чего не смогли осознать мы.
Вечером Миша раздельно промоет грунт, снятый с каждого квадрата, — кроме того самый небольшой камушек либо косточка может стать частью мозаики, показывающей, какой была жизнь 15 тыс. лет назад.
Сто лет раскопок
Межиричскую стоянку открыли в 1965 году, как это значительно чаще не редкость,- случайно. Местные обитатели копали погреб и наткнулись на кости мамонта. В последующие годы археологи под управлением академика Ивана Пидопличко нашли остатки трех жилищ.

Реконструкцию самого первого, выполненную Пидопличко, возможно заметить в Национальном научно-природоведческом музее в Киеве.
За час работы с квадратного метра удается соскрести не больше нескольких пригоршней породы — так, дабы любая косточка, любой осколок кремня либо ракушка остались лежать на том месте, где они были последние 15 тыс. лет
О подробностях реконструкции ученые спорят до сих пор. Но все сходятся на том, что это был каркас из древесных жердей, обтянутый шкурами (само собой разумеется, не мамонтовыми — они весьма толстые, и их нереально вычинить), сверху придавленными костями мамонта. В то время климат в Среднем Поднепровье был более жёстким, чем на данный момент, и местность больше напоминала тундру. Деревьев было мало, и как главный стройматериал они не годились. Вместо него применяли кости и бивни мамонта.

Очаг кроме этого топили костями мамонта, а его мясо являлось пищей.
В мире известны и другие стоянки времен палеолита. В Чехии, к примеру, имеется такие стоянки, как Пршедмости либо Дольни-Вестонице. Они старше Межиричской и неповторимы тем, что в том месте отысканы человеческие погребения — людей хоронили под лопатками мамонта прямо на территории стоянки либо кроме того в жилища. В конструкции самих жилищ кости мамонта также употреблялись, но не так деятельно, как в Межириче.

Иначе говоря эти стоянки весьма занимательны, но они говорят о другой эпохе и другой культуре. Уменьшить значение Межиричской стоянки они не смогут.
В самой Украине также имеется узнаваемые стоянки с хижинами из мамонтовых костей эры палеолита. Одна из них — Мезинская стоянка в Черниговской области. Реконструкцию отысканного тут жилища, кстати, также возможно заметить в том самом музее, где выставляется хижина из Межирича. Еще одна стоянка — в селе на данный момент Яготинского района Киевской области.

Эти стоянки похожи на Межиричскую, но одно событие делает неповторимой как раз ее.
— Изучение Мезина и Добраничевки завершилось в ХХ веке, — растолковывает Павел Шидловский. — Другими словами культурный слой выбран и стёрт с лица земли, а это значит, что применить современные способы в том месте уже нереально. Одновременно с этим Межирич все еще копается и исследуется на современном уровне. Это значит, что мы можем бомбардировать объект с различных точек зрения, применяя самые технологии и современные методики.
Ученые из Бельгии, Германии и Франции ежегодно приезжают в Межирич, дабы изучать нетронутый культурный слой, по которому когда-то топтались охотники на мамонтов. Павел Шидловский говорит, что эту стоянку возможно копать еще 50 современные методики и лёт разрешат выжимать из нее все больше научной информации.
Упорядочить космос
Во второй половине 70-ых годов двадцатого века изучением Межиричской стоянки занялась группа исследователей под управлением Михаила Ровных из теперешнего КНУ им. Шевченко. Им удалось раскопать четвертое и до тех пор пока последнее жилище охотников на мамонтов.
Оказалось, что все они отличаются друг от друга своим оформлением. К примеру, в первом жилище для обкладки употреблялись по большей части нижние челюсти мамонта, во втором — трубчатые кости, а в четвертом — те и другие и в придачу к ним лопатки.
— Эти жилища не просто убежища, как гнезда либо укрытия животных, — мы видим в размещении костей ритмику, видим симметрию, видим архитектурный орнамент, — растолковывает Павел Шидловский. — Эти люди стремились не только защититься от агрессивной окружающей среды — они желали упорядочить космос и эстетизировать мир.
Вероятнее, орнамент обкладки жилища каким-то образом отражал духовный мир этих людей, что имел возможность различаться у различных семей. Как как раз отражал — мы, к сожалению, не знаем. Но все это делает межиричские жилища весьма полезным источником информации для понимания мира древних людей.
В отыскивании дома
К тому времени, в то время, когда нашли четвертое жилище, первое выставлялось в музее в Киеве, и вдобавок два в разобранном виде лежали в музейных фондах. Было решено, что четвертое жилище должно остаться тут, в Межириче, в том виде, в каком его нашли.
Во второй половине 70-ых годов XX века Кабмин УССР постановил создать на месте раскопок в Межириче музей-лабораторию. Это значит, что не считая особого помещения, как в Добраничевке, где туристы смогут заметить остатки жилища, тут должен быть еще и штат научных сотрудников, занимающихся изучениями. Государство профинансировало создание проекта музея-лаборатории, что не считая другого предполагал строительство и того самого особого павильона для сохранения четвертого жилища.
А до тех пор пока таковой павильон был лишь на бумаге, остатки хижины разрушались под открытым небом. Исходя из этого, над жилищем соорудили временное железное укрытие. Собственные функции оно делало не хорошо — навес практически не защищал от ветра и солнца и вовсе не защищал от мародёров и грабителей. Внешнюю облицовку жилища из нижних челюстей и лопаток мамонтов всецело растащили.

Археологи, само собой разумеется, обращались в милицию, в том месте составляли протоколы, но, ясно, что похитителей мамонтовых лопаток никто очень не искал.
В итоге зимний период 2010 года крыша ангара не выдержала массы снега и упала прямо на древние кости. Дабы остатки жилища не смыло весенними дождями, археологи укрыли его полиэтиленовой пленкой. Само собой, они сказали о происшествии в Минкультуры, но ответа не взяли.
Четвертое жилище спасла от полного уничтожения одна из коммерческих компаний Черкасской области. Благодаря ей выстроили новый ангар, что стоит в том месте сейчас и падать не планирует. Но ангар — это не музей. Он, само собой разумеется, защищает от дождя, снега, недобрых людей и ветра, но никак не разрешает регулировать влажность и температуру воздуха.

А для тысячелетних костей мамонта это не свидетельствует ничего хорошего.
В 2016 году Национальный научно-природоведческий музей, что нёс ответственность за данный монумент, объявил, что из-за нехватки финансов он больше не готов нести на себе такую ответственность. Новый хозяин до сих пор не нашелся, исходя из этого неповторимый объект был бесхозным.
— Так оказалась, что сейчас ответственность за монумент несу я — человек, у которого имеется разрешение Минкультуры на проведение археологических изучений на его территории, — говорит Павел Шидловский.
Зарыть либо раскопать
Время от времени в запале Павел угрожает, что, в случае если вопрос четвертой хижины никак не решится, он ее всецело раскопает. Иначе говоря разберет на косточки, и, как две другие хижины, она будет лежать в музейном чулане.
— Неприятность в том, что сейчас монумент находится далеко не в том состоянии, в котором его нашли, — растолковывает он. — Исходя из этого, имеется различные точки зрения относительно того, что с ним следует сделать. Кое-какие вправду уверены в том, что его необходимо раскопать. Другие, среди них и зарубежные эксперты, уверяют меня, что цоколь и внутренняя честь остались, соответственно, монумент кроме того в нынешней обстановке будет достойным объектом для обозрения.
Имеется кроме этого мысль засыпать его песком, дабы не добрались вода, люди и кислород. Но это указывает практически закопать проблему — тогда ее совершенно верно никто не будет решать еще 15 тыс. лет. Более того, кости, засыпанные новым грунтом, все равно будут разрушаться, не смотря на то, что, может, и не так скоро.
Павел Шидловский это осознаёт, исходя из этого, хоронить четвертое жилище не планирует. Совершенно верно так же, разбирать его на кости он не будет, не смотря на то, что такое право и возможность у него имеется.
Дабы сохранить жилище в Межириче, не считая самого помещения нужна слаженная работа нескольких групп ученых — археологов, палеонтологов, музееведов и реставраторов. Вероятнее, тут не обойтись без участия западных экспертов, потому, что у отечественных опыта не хватает. По словам Павла Шидловского, его коллеги из Европы готовы взяться за такую работу.

Но финансировать строительство музея они не планируют.
В отыскивании денег для сохранения монумента Павел обратился за грантами в пара интернациональных фондов, пока напрасно. Власти Черкасской области еще летом давали слово поискать спонсоров среди местных предпринимателей, но оттуда до тех пор пока также никаких новостей.
Монумент нам
Если вы заберёте в руки западный справочник по археологии либо старой истории, в обязательном порядке отыщете в том месте наименование Mezhirich. Ни одной второй украинской теме в том месте не уделяется так много внимания, за исключением, разве что трипольской культуры.
Сегодняшнее село Межирич — это долгая улица, по которой проходит дорога из Черкасс в Канев, пара продмагов, магазин со стройматериалами и кафе Домашняя кухня. В соответствии с Википедии, сейчас тут живет чуть больше 900 человек. 15 тыс. лет назад в четырех хижинах из мамонтовых костей имело возможность зимовать не больше много охотников на мамонтов.
— Межиричская стоянка — это не монумент первобытным людям, это монумент нам, — говорит Павел Шидловский. — По причине того, что уровень цивилизованности общества зависит от того, как оно готово воспринять другую, непохожую культуру. То, что мы сейчас пробуем поднимать замки и наши соборы, это прекрасно. Но отечественное отношение к общечеловеческому наследию легко ужасающе.
Дмитрий Симонов Фокус
10.02 10:50

Источник: Провінція

Riga Культурный слой. Закопанные города


Интересные записи на сайте:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: