Маршрут к юз от симферополя: холодная балка – таш-джарган – змеиная пещера – каштановое — кабази — бакла

      Комментарии к записи Маршрут к юз от симферополя: холодная балка – таш-джарган – змеиная пещера – каштановое — кабази — бакла отключены

Маршрут к юз от симферополя: холодная балка – таш-джарган – змеиная пещера – каштановое — кабази — бакла

Горный велосипед, квадроцикл, кроссовый мотоцикл, джип, верховая лошадь и отдельные части маршрута пешком без ночевки либо целый маршрут с парой ночевок.

Запасы воды и еды не имеют особенного смысла. Большое количество превосходных родников, хорошая транспортная обеспеченность, в деревнях большое количество магазинов. Отношение к туристам среди местных жителей дружественное.

Данный маршрут разрешает прямо от перрона ЖД вокзала в Симферополе скоро выбраться из города к красивым окрестностям с неповторимыми археологическими объектами Таш-Джарган, Змеиная пещера и Кабази, а после этого и в Бахчисарайский район, к самому восточному из пещерных городов Крыма, что именуется Бакла.

Маршрут весьма насыщенный занимательными природными и историческими монументами. В прямом и обратном направлении рекомендуем проходить его многократно. Но в первоначальный раз нигде очень не задерживайтесь!

30-40 километров в горах это приличный дневный пробег для велосипеда либо квадроцикла. Пешеходам данный маршрут возможно разбить на пара частей, все пригородные села имеют хорошее перемещение маршруток и автобусов (но не позднее 17-18 часов!).
Обычный маршрут для приезжих мы обрисовываем от вокзала на юго-запад с пересечением Севастопольского шоссе. Это стремительная возможность выбраться из Симферополя, но через самую насыщенную транспортом, большими промышленными объектами и торговыми центрами часть города.
Более протяженный, но спокойный и экологически безукоризненный вариант – от вокзала по набережной реки Салгир на юго-восточную окраину города – в Марьино. На отечественной карте данный маршрут продемонстрирован зелеными точками. Мы не показываем направление стрелочками, поскольку таковой маршрут возможно применять в любом направлении, а также для возвращения от пещеры в Симферополь, если вы к пещере ехали через Холодную балку.

Но на данный момент мы даем вариант от Марьино к Змеиной пещере. Мимо села Кирпичное (тут находятся здания и карьеры кирпичного завода) по асфальтовому шоссе едем на Украинку (Курцы). Не въезжая в село у школы нужно ехать по грунтовкам через дачные массивы к триангуляционной башне 393.3 м (мимо нее проходит высоковольтная линия электропередач).

На чугунной марке данной башни высота указана с громадной неточностью (471.3), возможно марки при установке перепутаны с какой-то второй башней.

Галерея фотографий маршрута Марьино — Клиновка — Джалман

Эта башня как и многие другие установлена на кургане скифских либо сарматских времен. Насыпаны они около 1.5-2 тысяч лет назад, многие из них разрыты, так что купольная форма уничтожена. В кое-какие курганы встроены современные строения (наподобие насосных станций), многие из которых развалены. С вершины каждого кургана видны и другие курганы, так что роль их в древности была довольно большая.

Это и культовое место почитания доблестного предка, и обозначение земельной собственности кочевых родов, и возможность дымовой сигнализации для приглашения соседей на родовой праздник либо предупреждения о вторжении неприятелей.
В принципе высоковольтные линии и курганы образуют весьма хорошую совокупность для ориентации на местности.
Несколько слов о неприятных изюминках Курцово-Сабловской равнины. Это безраздельно-безпредельные владения бывшего флагмана животноводства ордена и советского птицеводства Ленина и другая и другая – птицефабрики «Южная». Практически во всех понижениях рельефа находятся зловонные прудики с птичьим пометом, коровьим и свиным дерьмом, еще и сдобренные всякими антибиотиками, стимуляторами и ядохимикатами роста.

Первое поколение рабочих птицефабрики – несчастные калеки с ужасными аллергическими реакциями. В 1980-е годы кое-что для охраны внешней среды и здоровья людей было сделано.
Развал этого славного заведения стал причиной тому, что многие фермы до сих не трудятся, но те каковые трудятся ни о какой природе думать себе не смогут разрешить.
Так что местность прекраснейшая, а почвы не обращая внимания на каменистость достатком. Но народ живет бедно и грязновато, а хозяйствует как придется. Так что держитесь повыше и наслаждайтесь чудесными видами и простором, для которых возможно и потерпеть некое присутствие в воздухе того, что в 1980-х назвали «духИ крымские петухИ».
Но возвратимся к нашей замороченной высоте 393.3 м. От нее едем на юг по грунтовке (на карте обозначено шоссе) и через какой-то промежуток, вправду, появляется цементная дорога. Она ведет к громадному селу Константиновка. Вы проезжаете центральный пятак с конечной остановкой и магазином автобусов, после этого школу, у которой дорога делает практически под прямым углом поворот вниз на запад.
Спускаетесь к серии прудов и после этого поднимаетесь на пересечение с шоссе из Симферополя (через с. Нижние Фонтаны и Холодную балку) на Партизанское. Ваша асфальтовая дорога в том же направлении у опоры высоковольтной линии длится грунтовкой. Эта грунтовка проходит у подножия прекрасных обрывов массива Таш-Джарган к понижению между ним и вторым массивом – на картах он обозначен как мыс Батарея.

Татарское наименование его мне не известно, исходное наименование Змеиной пещеры, которая находится в одной из громадных трещин этого массива — . На картах возможно встретить наименование Змеиная нора либо Змеиный грот – оба совсем безграмотные. Пещера не имеет возможности именоваться гротом из-за ее большой протяженности. Ну и норой никак не имеет возможности принимать во внимание, змеи в ней ни при каких обстоятельствах не жили, наименование Змеиная связано с ее извивающейся, змеящейся формой.

Завершая собственные претензии к составителям топографической карты 1988 года, укажу еще, что класс дорог (асфальтовые, грунтовые) и их направление указаны с громадными неточностями.
Понятное дело, что на картах не обозначены бессчётные новые и дачные массивы крымскотатарские поселки.
Но наименование мыс Батарея, придуманное возможно топографами при съемке в 1960-х годах, весьма забавное и правильное. Вся эта куэста Внутренней гряды, вправду, сильно отличается от окружающих массивов тем, что рассечена грандиозными глубокими вертикальными трещинами от верха до низа известнякового пласта. Особенно при взоре с юго-востока она напоминает хорошую чугунную батарею отопления.
Этими красотами не смогут (по крайней мере до визита пещеры) налюбоваться те, кто сделает самый несложный маршрут – от платформы Приятное Свидание, где останавливаются электрички. На отечественной схеме данный маршрут продемонстрирован светло синий точками. Мы когда-то его проехали сверху вниз (от Змеиной пещеры до села Приятное Свидание).

Оказался весьма пологий, весьма скоростной, достаточно техничный и в меру лихой спуск – лишь с интенсивной работой хитрыми тормозами и корпусом, практически без педалирования. Действительно, тех кто будет подниматься от Приятного Свидания к пещере позже все же ожидает удовольствие спуска через понижение между мысом Батарея и массивом Таш-Джарган на Калиновую балку. Позже возможно будет возвратиться на Приятное Свидание через Малиновку.

Ниже пруда в громадном фруктовом саду (летом в том месте купаются местные дети, но лучшее купание – в Марсианском пруду у Скалистого) возможно выбраться на другой берег речки Альма. В том месте начинается весьма пологая тропа к пещерному городу Бакла. В конце этого раздела мы об этом еще напишем подробнее.

До тех пор пока ограничимся тем, что от Баклы возможно спуститься на север сначала по весьма колбасным размытым грунтовкам, а после этого по ровному асфальтовому шоссе к грандиозному ступенчатому карьеру у поселка Скалистое.
Нижний карьер заполнен ярко аквамариновой минеральной водой. Так, возможно, смотрелись каналы планеты Марс до экологического кризиса, погубившего эту планету и заставившего марсиан приземлиться на плато Караби и покинуть в Крыму массу непонятных артефактов:)
Но, Марсианский пруд появился случайно и есть продуктом советской цивилизации – покинувшей нам кроме этого такое количество тайн и непоняток, что марсиане отдыхают.

Сейчас дадим главное описание маршрута от ЖД вокзала Симферополя через районы Заводское, Фонтаны и Залесье на Таш-Джарган и Змеиную пещеру. На карте маршрут обозначен красными точками. Снова же без стрелок, потому, что его возможно выполнить и в обратном направлении.
Бор-чокрак (Меловой источник) – красивое, но изрядно захламленное урочище на западной окраине Симферополя, в естественном понижении между Внешней и Внутренней грядами Крымского Предгорья.
Первый вариант попасть к нему – «паровозный», для велосипедистов, каковые спешат покинуть Симферополь. При выходе из вагона нужно пройти по перрону в западном, Севастопольском, направлении до конца перрона и калитки, выходящей на улицу Гоголя. По данной улице ехать на юг, по указателям «На Севастополь».

Они приведут через улицу Жуковского к улице Маяковского (когда-то в том месте размешался велотрек) и потом по указателям на улицу Севастопольская.

Второй вариант уже подходит и для пешеходов. Он связывает данный маршрут с прогулками по Набережной реки Салгир. От Набережной недалеко от гостиницы «Украина» преодолеем крутой подъем по тропе и окажемся на улице Серова.

Огибаем сквер Победы и по улице Жуковского выбираемся к тем же руинам велотрека.
С улицы Маяковского сворачиваем налево, около гостиницы «Спортивная» попадаем на улицу Объездную (указатель «на Севастополь»). Скоро заметим громадной пруд в цементной облицовке. У него устроен радиорынок, а дальше среди зелени выглядывает спортивные сооружения.
Ехать эргономичнее на протяжении ближайшего (южного) берега водоема.
Данный пруд, как в три следующих, устроен на речке Славянке, левом притоке Салгира.
Имение Бор-чокрак до революции принадлежало нескольким обладателям, среди которых был генерал Славич, приобретший пруды, окруженные садами, и выстроивший тут дачу для собственной жены — писательницы Сосногоровой. Она стала первой опытной составительницей путеводителей о Крыме. По имени Славич, речку Бор-чокрак русские нарекли Славянкой, не смотря на то, что на данный момент бытует и наименование Сливянка.
Исток Славянки представляет собой замечательный источник — выход подземных вод, каковые бьют прямо из белой гора (из этого наименование Бор – мел, чокрак – источник). Когда-то от него был проложен водопровод к фонтану на Базарной площади (на данный момент на месте фонтана монумент Ленину). Вместе с Петровским фонтаном он снабжал вес город пресной водой е 1865 по 1898 г.

Холодная балка – любимое место отдыха симферопольцев. Отвесные обрывы скал приятно контрастируют с зеленью лужаек и зеркалами прудов. Леса богаты плодами, лекарственными травами и грибами.

В большинстве случаев имеется лошадки для верховых прогулок и другие туристические соблазны.
От истока Славянки необходимо перейти по подземному переходу Севастопольское шоссе и по одной из улиц (наименее оживленной), параллельных Залесской, выбираться к шоссе на с. Залесье.
Дабы не очень путаться нужно выше и на запад, возможно на протяжении посадок сосны. Несложнее всего ехать по широкой улице 60 лет Октября к муниципальный поликлинике №7, а после этого обогнуть ее и любым эргономичным образом ехать вверх и на юг к району Фонтаны. Карты показывают тут пустыри, в действительности все в далеком прошлом застроено частными и многоэтажными блоками зданиями крымских татар.
Кроме того если вы попадаете на шоссе на Залесье, то не въезжая в это село, поворачивайте направо, проезжайте с. Верхние Фонтаны и по окончании пересечения шоссе на с. Партизанское спускайтесь в Холодную балку. Это замечательное сквозное понижение проработано во Внутренней гряде малоизвестным водным потоком. В полной мере быть может, какое-то время данный поток протекал с севера на юг.

на данный момент совсем неприметно речушка Западный Булганак, начинаясь родниками в балке, впадает в Черное море у курортного поселка Береговое (это также вариант для поездки – без особенных красот, но к морю).
Восточный склон балки крутой, на протяжении его известкового обрыва уходит шоссе в Курцово-Сабловскую равнину, левый — пологий, занятый пашней. Верховье балки поросло лесом из простых для окрестностей города лиственных пород, и кизила, ореха, дикорастущих плодовых деревьев в кустарников. Тут возможно отдохнуть, искупаться в водохранилище, осмотреться.
Район Холодной балки издревле завлекал человека благоприятным микроклиматом, богатой растительностью, исходя из этого она изобилует археологическими монументами. В первые послевоенные годы археолог А. А. Щепинский установил тут существование трех сменявших друг друга поселений: эры латуни (начало II тысячелетия до н. э.), эры раннего железа (первая добрая половина I тысячелетия до в. э., так называемая кизил-кобинская культура) и средневековья — вскрыт могильник из 36 погребений времен Золотой Орды.

Таш-Джарган — Каменный кувшин, по крымскотатарски. На южном обрыве этого старого поселения имеется весьма занятная полость с округлыми «стенами» и огромным горлом, каковые раскрыты в сторону обрыва. Для скалолазов достаточно сложно тут подниматься, потому, что стенки ровные и с отрицательным углом подъема.
На плато выше Холодной балки (к западу) находятся остатки городища Таш-Джарган, основанного ранними таврами. Рядом большое кизил-кобинское поселение. Находки погребальных каменных кромлехов и ящиков (круглых каменных оград), и разных хозяйственных и культовых предметов разрешили установить, что люди жили тут с IX во VI век до в. э. Таврское городище со всех сторон защищено обрывами , а с востока оборонительной стеной практически четырехметровой ширины.

Если вы станете внимательны, то увидите полосу известковых камней поперек склона.
Итак, по насыпи водохранилища переберемся на плато и на протяжении Холодной балки встанем вверх через посадки и дубки крымской сосны.

Таш-Джарган на данный момент — это легко комфортные поляны, поделённые деревьями. Известняковые обрывы причудливыми сфинксами обращены в Курцово-Сабловскую равнину и дальше к Чатырдагу. Среди них вы отыщете и самое примечательное — громадный карстовый колодец высотой около 30 метров с диаметром горла 5—6 метров с ровными вогнутыми стенками, освещенными через проем в обрыве.
При виде этого Каменного Кувшина невольно вспоминаешь о кровавых обрядах и мрачных нравах, приписываемых таврам древними авторами. Папа истории Геродот писал: «С попавшими в их руки неприятелями они поступают так: любой отрубает голову неприятеля и уносит ее на свою квартиру», «…живут тавры войной и грабежами».

Подобные высказывания возможно встретить и в других древних источниках, но археологические находки говорят о том, что главным занятием тавров Предгорья было скотоводство и земледелие, гончарное в кожевенное ремесло, ткачество, прядение. Тавры Основной гряды вели отгонное скотоводство: летом пасли овец и второй скот в горах, зиму проводили в равнинах.
Служил колодец культовым целям либо нет, сообщить тяжело, на Таш-Джаргане велись только маленькие археологические раскопки. По крайней мере, такое творение природы должно будить некоторый «священный трепет», не смотря на то, что механизм создания его достаточно несложен: дождевые воды, закручивая водоворотом небольшие камешки, сверлят, полируют и выщелачивают известняк.
Источником питьевой воды населению Таш-Джаргана служил родник в верховье Таш-Джарганской балки.
В том направлении мы и отправимся. Но сначала еще раз осмотримся: внизу шоссе на Партизанское, сбегающее по Холодной балке; на западе через Калиновую балку высится замечательный уступ — мыс Батарея, рассеченный V-образной расщелиной. В ней прячется вход в Змеиную пещеру.
Змеиная пещера — это родовое святилище тавров, в котором три тысячи лет назад они приносили в жертву всевышним плодородия собственный скот и захваченных в плен чужеземцев. Пещера именуется так не из-за змей (которых тут нет), а по причине того, что ходы в ней узкие и «змеящиеся». Это вторая по протяженности (320 м) пещера в Предгорье (сравнительно не так давно установлено, что рекордсменом есть пещера Таврская у Бахчисарая).

карты и фотографии маршрутов Змеиная пещера и Таш-Джарган

Отдохнув у родника в естественном понижении между Таш-Джарганом и мысом Батарея, через дубки встанем к сосновой роще. Тут археологической разведкой установлено существование городища ранне-таврского и скифского времени, отысканы и свидетельства средневековой судьбе. Мыс Батарея — хорошая видовая точка.

Из этого вы имеете возможность охватить взором и представить себе целый «тавро-скифский мир» окрестностей Симферополя: город-крепость Неаполь, городища Таш-Джарган, Залесье, Джалман, Золотое Ярмо, убежища у с. Партизанского и на Красной горке, селища и многочисленные курганы Курцово-Сабловской равнины. Кипит жизнь тут еще с доисторической эпохи. А на данный момент процветает тёмная археология.
Змеиная пещера служила населению местного городища святилищем. Спускались к ней прямо сверху: на протяжении левой стенки расщелины сохранились карнизы и выступы, разрешавшие попасть на верхний, третий этаж пещеры, что на данный момент уничтожен.
Современным ориентиром для поиска пути к пещере являются посадки крымской сосны на вершине горы. Сосны выглядят достаточно большими, лесники трудились тут лет 50 назад. К сожалению, публика, которая приезжает ко мне на машинах и устраивает тут пикники, часто шумная и неряшливая. Велосипеды просто так оставлять совершенно верно запрещено.

В общем, схема такая: не приближаться с велосипедами к шумным компаниям; покинуть велосипеды в спокойном месте и покинуть с ними часть группы. Одному либо двоим пойти на поиски спуска к пещере. Он начинается от посадок сосны и виден более либо менее протоптанной среди осыпей и скальных зарослей полосой. Самое занимательное в пещере возможно осмотреть кроме того без фонаря. Заблудиться в ней нереально, потому, что она проработана легко в вертикальной трещине.

Но возможно застрять между глыбами, в случае если ваши навыки прохождения «шкуродеров» не очень развиты. Страшными смогут быть для головы, локтей и коленок удары об выступы и острые камни. Многие участки пещеры возможно проходить лишь на хорошей растяжке в упоре руками и ногами в скальные стенки.

По мне, так все это значительно увлекательнее, чем негромким стадом топтать цементные дорожки в залитых светом красотах оборудованных пещер.
От входа прекрасно выделяются два этажа, каковые после этого соединяются. Неспециализированная протяженность пещеры 320 метров, это сложное сочетание коридоров, комнат, вертикальных колодцев, украшенных кальцитовыми образованиями. Воды на данный момент тут нет, о ее прежнем уровне свидетельствует кальцитовая корочка в одной из ниш.
Культовая роль пещеры прекрасно прослежена археологическими находками: в VII—VI столетиях до н. э. тут было родовое святилище людей кизил-кобинскон культуры, в средние века — языческое капище (это в полной мере объяснимо, потому, что средневековое население этих мест во многих исторических источниках именуют тавроскифами либо скифотаврами). Отысканы останки бессчётного жертвенного скота, крайне редко происходили и человеческие жертвоприношения.

В случае если вас будоражат такие вещи, имеете возможность прилечь на минутку на громадный плоский камень в передней части пещеры (либо, к примеру, совершить на нем ночь…). Именно на нем, возможно, происходили обряды жертвоприношения. Но не особенно заигрывайтесь и не делайте ничего похожего на обряды.

Трещина, образовавшая пещеру, грандиозная, она, непременно, попадает на громадную глубину и есть проводником замечательной энергии. Пересечение этого меридионального разлома с замечательнейшим глубинным разломом широтного направления (он определяет южный обрыв всех массивов Внутренней гряды от Севастополя и до Ветхого Крыма) – обычное Место Силы, где смогут происходить выходы радона.

В таких местах возможно лечить раковые опухоли, и сложные жадно-соматические болезни, но желание трудиться и жить домашними заботами в Местах Силы постоянно затухает. Хочется только медитировать, созерцать просторы природы. Вид из пещеры, вправду завораживает.

Курцово-Сабловская равнина с ее полями, фермами и садами выглядит яркой, но далекой и не очень нужной.
Отечественное путешествие в мрачные и жёсткие времена древности закончено. Тяжелый, но маленький подъем и затяжной легкий спуск к средней части Таш-Джарганской балки мимо птицефермы. В том месте через насыпь — на другую сторону и по дороге поперек склона к плотине водохранилища на Холодной балке и возможно возвратиться в Симферополь.

Последняя часть маршрута уведет нас дальше от Симферополя на 20 километров, а также в второй район — Бахчисарайский, что известен пещерными городами. Причем заметить вы сможете городище Бакла. Оно лежит в стороне от большинства туристических маршрутов (и это ему на пользу!).
Пешком таковой маршрут возможно выполнить, приехав из Симферополя на маршрутном автобусе либо автобусе в село Каштановое, в Партизаны либо в Кизиловку. И, пожалуй, возможно сделать не меньше трех прогулок.
Курцово-Сабловская равнина — широкое продольное понижение между Предгорьем и яйлой с весьма занимательными карьерами и геологическими обнажениями, особенным микроклиматом, богатой растительностью, охотничьими угодьями и прудами. Известна на всю землю и местная охота на вальдшнепа. С каменного века хорошо заселено людьми, большинство археологических монументов толком не изучена, тёмная археология трудится с размахом.

Перемещение транспорта не весьма громадно, асфальтовые дороги приятны, в сёлах имеется магазины, остановки маршруток. Имеется множество достаточно пологих грунтовок.
Продолжим отечественное описание снова в Холодной балке. На протяжении ее восточного борта у подножия отвесных причудливых скал поднимается асфальтовое шоссе. Слева от шоссе ваше внимание привлечет закинутая печь для обжига извести — на данный момент большое количество аналогичных сооружений закрыто в целях защиты воздуха от загрязнения. На спуске покажется дом лесника с наблюдательной башней. Налево вверх от него уходит тропа к нескольким навесам и неглубоким гротам в обрыве.

А вот направо вниз направляться съехать: любовно оборудованный колодец известен собственной водой на всю округу.
Спуск длится, вы огибаете Таш-Джарганский выступ (местные обитатели именуют его Маяк) и мыс Батарея, проезжаете громадное село Партизанское, бывшее Саблы. В действительности, это что-то наподобие сельской агломерации, до революции тут было полдесятка сел – Саблы русские, Саблы германские, Саблы чешские и, конечно, Саблы татарские. на данный момент что-то с многоэтажными зданиями, свалками, прочими останками и ржавыми сараями славного и таинственного советского природопользования.

Однако красота буйно прет из всех балочек и долинок, скатывается веселенькими зелеными шлейфами с холмов и пригорков. Весьма богатые ягодами и лесными фруктами, лекарственными травами и просто грибами леса, лучшая в мире охота на вальдшнепа, большое количество прекрасных прудов, в некоторых кроме того неплохое купание и чистая вода.
В начале 20-х годов XIX века имение Саблы принадлежало отставному таврическому губернатору А. М. Бороздину, родственнику храбрецов Отечественной войны 1812 г. Н. Н. поэта и Раевского-гусара Дениса Давыдова. Известен был Бороздин собственной образованностью, получал образование Англии, откуда привез диплом медика. Административными делами, если судить по всему занимался слабенько, не смотря на то, что не был чужд казнокрадства.

По крайней мере, превосходный парк имения Бороздиных «Утес» (между ялтой и Алуштой) по необычному стечению событий создан как раз тогда, в то время, когда казна императора финансировала создание Никитского ботанического сада. Современники покинули о хлебосольстве Бороздина восторженные отзывы, а мы унаследовали от него пара романтичных древних парков.
И среди другого весьма приятный, в меру запущенный, но чистый парк в селе Каштановое рядом от Партизанского. В тени шикарной каштановой аллеи сохранилась усадьба Бороздиных-Давыдовых. В 1825 году тут останавливался дипломат и писатель А.С. Грибоедов.

Симферополь произвел на него кошмарное чувство, от которого он легко избавился в этих приятных и негромких местах.
На юг от всех местных сел уходит множество грунтовых дорог к границам Крымского заповедника, каковые, но, возможно и обогнуть (дабы не иметь неприятностей с охраной). Возможно выполнить множество прогулок на восток к Салгирской равнине и на запад в равнину речки Бодрак и дальше к Обсерватории либо Бахчисараю.
Огромное по крымским меркам и очень прекрасное Партизанское водохранилище порадовать может лишь глаз. Купаться тут не разрещаеться. Но местные, само собой разумеется, купаются.

Самое эргономичное и укромное место для этого – глубоко вдающийся по балке в сторону села Партизаны залив. К нему ведет грунтовая дорога прямо от прекрасного дорожного указателя «Каштаны».
По окончании села Каштановое асфальтовое шоссе выводит к плотине Партизанского водохранилища в красивой Альминской равнине. Вниз по равнине возможно спуститься к селу Малиновка. Одна из ее частей когда-то имела забавное наименование (увековеченное кроме того на картах) Кукарековка.

Отражаясь в отвесных горах по обеим берегам Альмы разнообразные деревенские звуки, в первую очередь крики петухов, усиливаются поразительно и слышны за большое количество километров. Основная достопримечательность Кукарековки так называемая археологическая стоянка Кабази (Кобази) считается сенсацией истории старого каменного века. Но наряду с этим информации о ней мало, а в экскурсионное дело объект Кабази по большому счету не введен.

При том, что обрывы, гроты и скальные навесы Кабази поразительно прекрасны и увлекательны, виды из этого раскрываются потрясающие.

  • Обнаружил нескольких сайтах одинаковый текст, возможно, из какого-либо путеводителя. Готов поставить ссылку либо указать автора. Но на данный момент не знаю.
    …. Шоссе в Партизанское проложено по правому берегу равнины Альмы. В том месте, где она пересекает Внутреннюю куэстовую гряду, образуя красивое ущелье, в 1880 г. археолог и естествоиспытатель К. С. Мережковский у входа в ущелье нашёл следы нахождения старого человека. Одну из стоянок он назвал по имени урочища — Кобази, а другую, в гроте, имевшем форму огромного купола, — Храм. Археологами тут были обнаружены очаг и культурные слои с костями животных и кремнёвыми орудиями — диких лошадей, осла, бизона и других.
    Сейчас изучения стоянки Кобази, относящейся к эре мустье (100-40 тыс. лет назад) возобновили эксперты Крымского филиала Университета археологии Национальной Академии Наук Украины. О трудоемкости археологических изучений монументов каменного века свидетельствует глубина раскопов: дабы добраться до горизонта, содержащего следы деятельности человека мустьерской эры, необходимо было пробиться через геологические напластования, среди них и многослойные древние обвалы, складывающиеся из внушительных глыб известняка. Эта пятнадцатиметровая толща, пожалуй, оптимальнее дает представление о пропасти времени, отделяющей нас от той поры.

Текст мягко говоря, не поддается никакой критике.
До тех пор пока ограничусь тем, что размещу фотографии и подожду обнаружения первичных текстов. Хотелось бы пообщаться и с участниками раскопок.

Галерея фотографий Бакла — Малиновка и Кукурековка (Кобази) — Змеиная пещера — Константиновка

До тех пор пока ясно, что ни о каких 100-40 тысяч лет назад речи быть не имеет возможности, потому, что динамика разрушения скал довольно большая. Это видно по фотографиям свежих обвалов, не успевших еще обрасти деревьями.
Уже на спуске по окончании знакомства со «статысячелетними сенсациями» отыскал гвоздь, вросший в плоский осколок извястняка. Официальная униформисткая геология датирует эти породы в 10 000 000 лет:)

дополнительные материалы и Обсуждение на отечественном форуме
Именно с форума (создатель Михти Ганифа): Ленька-кабаз – скажем условно – «неспециализированное наименование». В случае если первая часть заглавия – «Ленька» — она общеевразийская. L?nk (l?nc?) (осетинск.) – ложбина, низина, лог, от ностратической базы — lenk – изгиб, впадина. И тюркское соответствующее слово, с пара смягченным н'(нь), – из отечественных, «ностратических», неспециализированных.

И русская «лука» — травяная лощина (Даль), и лукоморье, и множество вторых, от болгарской лощины – «лъка», литовской «lanka» — равнина, до тохарского – lenke – впадина и др. инд. Lanka-pura – «город Ланка (в равнине)». То вторая, частично – иранизм.

К’abaz – край, ответвление, ветвь, лоскут, отросток и т.д.
Мои выводы: Получается буквальное топографическое наименование, что-то наподобие «Ответвление равнин». У скального массива Кабази происходит примыкание к Альминской равнины с востока широкой Сабловской равнины.
На внедорожном транспорте возможно встать только на самую вершину плато. А вот к гротам, пожалуй, только верхом, но лучше пешком. Самый прекрасный вид, вправду, рождающий священные и мистические эмоции раскрывается из громадного сводчатого грота на южной оконечности, правильнее на углу, где сходятся южный и западный обрывы.

Соответственно тут пересекаются глубинные разломы земной коры, вероятны выходы радиоактивного газа радона – обычное Место Силы.

Его первооткрыватель (фактически, и открыватель по большому счету первых палеолитических монументов на территории России) студент Константин Мережковский, дал ему в собственных публикациях предела 19-20 века наименование Храм. От грота Храм на протяжении западного обрыва возможно видеть еще на двух ярусах древних речных террас просторные гроты и скальные навесы со следами от упрочнения жердей, несших когда-то крышу. Древние пещерные люди устроились тут когда-то с громадным комфортом.

Прямо поверх одного из гротов, где, если судить по следам от жердей было что-то наподобие двух- либо трехъярусного жилого квартала, где крыша первого этажа являлась двориком для второго, сохранились следы старого водопада. А правильнее многоярусных жилых кварталов было два, поделённых посредине водопадом. Данный водопад начинался на плоской поверхности известнякового массива (на данный момент она имеет наклон к северу, а тогда была горизонтальной, имела не сильный наклон к западу).
Из обрыва скальных навесов всегда вываливаются полиметаллические конкреции. Кое-какие размером с кулак. Состав их различный. Возможно видеть золотистые кристаллы пирита и рыхлую рыжую «ржавчину» окислов железа. Это так называемая «болотная руда», лимонит. В случае если таковой камень окажется случайным образом в костре с дубовыми дровами либо по большому счету древесиной жёстких пород, каковые дают жар около 600 градусов Цельсия, но само собой выплавится железо.

Что мешало людям «каменного века» подбирать из остывшего костра такие железяки, точить их о камни и пользоваться как ножами либо колющим инструментом? И какие конкретно шансы сохранности металлических орудий труда, даже если они уже существовали и в каменном веке? Кроме того через несколько тысяч лет железо преобразовывается в полную труху. Так что это все из области размышлизмов. А вот факты несложны и наглядны – в обрыве массива Кобази прямо на данный момент возможно видеть и серу, и полиметаллические руды в виде конкреций.

А основное – следы от упрочнения основательных жердевых настилов и навесов. Так что о дикости, лохматости и уж, тем более неопрятности «пещерных людей» лучше выдумки не распространять.
Ниже гротов, на естественной старой речной террасе предшественницы реки Альма известняковый уступ образует очень интересные природные углубления. В одном из них (именно ниже водопада) широкая промоина от бегущей тут когда-то воды выглядит так, дабы в оставшиеся в известняковых уступах пазы комфортно было вставлять бревна и делать запруду. Причем с громадным количеством воды.

Что-то наподобие самого старого форелевого хозяйства?
На том же уступе, лишь уже на северной оконечности обрыва Кабази зияет громадный по глубине археологический раскоп. Ничего увлекательного он из себя не воображает. Но, и описания тамошних находок, каковые возможно отыскать только на немногих университетских сайтах, а также германских, также ничего захватывающего не воображают. Кости животных, кремневые орудия. Кремень в соседней равнине Бодрак видится везде.

Дабы сделать из него что-то режущее, достаточно кремень более плотным и тяжелым булыжником из местной же магматической породы диабаз либо диорит.
Датировка и по большому счету реконструкция судьбы людей на Кабази – задача весьма сложная. Но просто видеть, что пастухи у одного из гротов сделали что-то наподобие бассейна чтобы скот имел возможность выпивать дождевую и минеральную воду … из бетонных столбиков! По южную сторону от грота Храм имеется выбитая в горе полукруглая емкость для сбора конденсационной и дождевой жидкости с обрыва.

Ее имели возможность сделать и дюжина лет и дюжина тысяч лет назад.
В общем, Кабази скорее тема для медитаций и философических рассуждений, чем предлог для опытной экскурсии. К тому же подъем к местным гротам требует хорошей обуви и привычки не просто ходить, а лазить по горам.
Так что кому-то, возможно, лучше сходу от Каштанового двигаться на запад в следующую за Альминской равнину притока Альмы речки Бодрак.

От громадного и запутанного дачного поселка Кизиловка,по западному уже берегу Партизанского водохранилища возможно встать мимо дач по лесной дороге в урочище Кизил-чигир и дальше на Трудолюбовку (Тау-Бодрак), к роднику Афинис и балке Куба, второе наименование Хор-дере.
Самое ответственное наряду с этим, дабы не запутаться в лабиринтах Кизиловки, сходу при въезде в поселок свернуть направо по первой же асфальтированной улице. Именно она выводит на хорошую древнюю грунтовую дорогу через горный лес. Кизил-чигир – кизиловые заросли. этноним и Топоним бодрак, возможно связан по смыслу с этими русскими словами как «бодрый», «батрак» и «бодряк».

Как мы знаем, что народ бодрак (бадрак) составлял элитную часть войска крымских ханов, но считался для татар чужим. В современном крымскотатарском языке бадрак имеет кроме этого значение «безземельный, не имеющий собственности». В равнине Бодрак, вправду, мало пахотных земель, а население в средние века, по большей части занималось ремеслами.

Цеховые правила крымских ремесленников, возможно, везде запрещали «дробить бизнес» между наследниками. Так, сын, не имеющий шансов унаследовать мастерскую либо лавку, во времена Крымского ханства должен был отправляться в войско, а в 19 уже веке, в то время, когда на севере Крыма и потом в степях появились большие зерноводческие хозяйства ногаев, народ бодрак стал базой нового сословия наемных сельскохозяйственных работников – батраков.

Тюркские слова «батрак» и «кулак» вошли в общерусский литературный язык. Кулак, возможно, от тюркского (а вероятно иранского, потому, что оно имеется и в русском языке) слова «куль», мешок – по обстоятельству того, что ногаи создавали зерно большими партиями – сотнями мешков и счет шел мешками, а не весом. Сохранилось довольно много анекдотов и забавных поговорок, каковые выдумывали ногаи о неторопливых и философически настроенных бадраках.

Но, везде где имеется горцы, о них обитатели равнин выдумывают забавные истории: немцы о баварцах, британцы о шотландцах и т.п.
К настоящему времени народа Бодрак не существует, но многие тысячи и сотни людей носят фамилии Батраков, Бодриченко, Бадрак и т.п., причем Батраковы известны и как русская дворянская фамилия. Самое раннее упоминание слова батрак как работник зафиксировано в Новгороде. Это в полной мере объяснимо широкими экономическими связями между средневековым и ханским Крымом и торгово-ремесленными кругами Великого Новгорода.

Среди другого, мог быть и обоюдный обмен учениками из крымских и новгородских семей, и отправка сыновей в отработку за домашние долги либо в качестве живого поручителя торговых обязательств. Равнина реки Бодрак, не считая всего другого, еще и одно из главных мест расселения урумов – крымских православных тюрков.

Во второй половине 70-ых годов XVIII века тысячи из них покинули родные места: селения и ремесленные местечки Мангуш (возможно, основано половцами, принявшими христианство около тысячи лет назад), Балта-Чокрак, Улаклы, Богаз-сала и другие. Средневековое население этих мест складывалось из так называемых готоаланов и тавроскифов, кроме этого христиан. Кое-какие топонимы (к примеру, Сараман) очевидно несут следы иранских языков.

Что касается готов, то хороших германских орлиноголовых пряжек в этих местах пока не отыскано. Германских топонимов кроме этого нет. К примеру, звучащий в полной мере «нордический» Балта-Чокрак совсем не связан с Балтикой. БалтА – это также, что и русское БалдА – молот, топор, кувалда, чокрак на тюркских языках источник, родник. Балта-Чокрак источник, выбитый топором.

на данный момент в местах, где было селение закинутый карьер пильного известняка, напоминающий циклопический амфитеатр инопланетян. В центре данной природной сцены красуется пруд с минеральной водой броского аквамаринного цвета. Но все прекраснейшие и увлекательнейшие объекты равнины Бадрак требуют отдельных маршрутов не на один месяц.

Галерея фотографий MTB и авто+вело радиалки из Трудолюбовки (Тау-Бадрак)

А на данный момент возвратимся к нашему маршруту из равнины Альмы к Трудолюбовке (Тау-Бодрак).
Хор-дере – простой пример «драконографии» Крыма, табуированное наименование – нехорошая (запретная) равнина, а кубА – рыжий по тюркски, это от цвета лессовых отложений. Лесс – неповторимая порода, которая держит своды и вертикальные обрывы. На глубине в пара метров многие много лет лесс сохраняет просторные полости с полукруглой формой свода.

Температура в около 10-12 градусов Цельсия при небольшой влажности, так что сохранность погребального инвентаря немыслимая. Медные бубенцы, которым около полутора тысяч лет все еще звенят, а в кувшинах с особенным горлышком «на троих» (ойнохоя) местного производства тех же времен молоко не скисает семь дней. Это место с моей легкой руки именуют сейчас Равнина Тысячи склепов.

Оно известно размахом тёмной археологии и огромным числом разграбленных склепов с захоронениями готов и аланов времен раннего средневековья. Руины гончарного центра находятся по другую сторону реки Бодрак между поселком Скалистое и селом Трудолюбовка.

Второй вариант перехода в равнину Бодрак сходу ведет нас к пещерному городу Бакла.
Ниже плотины, уже в окрестностях села Малиновка в водах Альмы возможно освежиться. Имеется и пара маленьких прудов, где летом плещутся местные мальчишки. Один ближе к подножию массива Кабази, а второй на противоположной стороне шоссе, уже в пойме реки Альма. Ниже этого пруда, в котором поразительно красиво отражаются обрывы Кабази, среди фруктового сада вьется тропа, которая ведет на другой западный берег Альмы.

Основной ориентир, известный издали – светло выступающая над зарослями склона отдельная гор в форме зуба. Как раз под ней начинается пара троп к пещерному городу Бакла. Ниже всего по пологому понижению между горных склонов ведет весьма мягко увеличивающаяся старая вьючная тропа.

Выше по склону – современные пешеходные «сокращенки».
Все они так или иначе приводят к подножию известнякового массива, в южных обрывах которого темнеют бессчётные пещеры средневекового города Бакла. Но это уже начало совсем вторых маршрутов, граница целой средневековой страны тавроскифов.
Административно это уже Бахчисарайский район.
Слово бакла в современном крымскотатарском свидетельствует фасоль. Образовано оно от старого арийского корня бак (емкость) и иранско-тюркского окончания –ла, которым образуются прилагательные. Практически Бакла свидетельствует баковая, тут много выбитых в горе емкостей в форме, которая у эллинов стала называться пифос.

Емкость пифосов, а правильнее местных баков от 300 до 1000 литров, определяется тем, что вовнутрь должен был иногда влезать маленькой комплекции паренек либо мужчина. Баки обрабатывали для герметичности пчелиным воском, а перед тем, как заливать в них вино, либо сыпать зерно окуривали серным фитилем. Во времена Хазарского каганата (около тысячи лет назад) на Бакле удачно трудились две больших винодельческих усадьбы.

Число сохранившихся рядом емкостей под вино показывает, что ежегодное производство имело возможность достигать десятков тысячь киллограм. Сохранились и большие устройства для отжима сусла (виноградного сока) выбитые в горе тарапаны. Рядом с плоскими углублениями для перетирания и прессования виноградных кистей сохранились отверстия для крепления замечательных прессов.
Особенности винного брожения в скальном монолите, возможно, разрешали создавать натуральные полусладкие терпкие (насыщенные танинами) вина типа современного кахетинского Хванчкара. Естественный переход сахаров винограда в спирт прерывался наступлением декабрьских заморозков через несколько месяцев брожения. Это вело к смерти винных дрожжей и сохранению в вине недоброженных винных фруктозы – и сахаров глюкозы.

Вина для того чтобы типа до сих считаются самые уместными для религиозных и торжественных обрядов караимов и иудеев, так что имели возможность иметь огромную сокровище в Хазарском каганате.
Бакла занимательна необыкновенным алтарем одного из собственных пещерных храмов. Вместо символа креста в восточной стенке подземелья выбита ниша в форме греческой буквы Омега. Символ Омеги означал в раннем христианстве второе и скорый конец Света пришествие Иисуса Христа.

  • Примечание: многие заглавия (топонимы) пишутся у нас по различному, то с «а», то с «о». В тюркских языках (как ранее и в ветхо-русской орфографии) безударные гласные не обозначались по большому счету. Исходя из этого древние заглавия весьма сложно писать «верно». На всякий случай (другими словами для удобства поиска) мы пишем все варианты топонимов.

Мото Крым. Змеиная пещера. 02 05 2016 г.


Интересные записи на сайте:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: