Мифы о безнадежной отсталости в советском союзе электроники и вычислительной техники

      Комментарии к записи Мифы о безнадежной отсталости в советском союзе электроники и вычислительной техники отключены

Мифы о безнадежной отсталости в советском союзе электроники и вычислительной техники

Воспоминания Валерия Торгашева,
доктора технических наук, доктора наук
Существует устойчивый миф, что из-за преследований кибернетику СССР сперва отставал от Запада в области компьютерных разработок, а после этого, в 1970-х годах, в то время, когда было издано постановление о копировании американских ЭВМ компании IBM, развитие вычислительной техники по большому счету закончилось. Все это не имеет никакого отношения к действительности.
Начну с того, что кибернетику ни при каких обстоятельствах у нас государство не преследовало. Книга Винера Кибернетика, изданная в Соединенных Штатах во второй половине 40-ых годов XX века, уже во второй половине 40-ых годов XX века была переведена и издана в СССР, действительно, в открытой продаже она показалась только во второй половине 50-ых годов двадцатого века в следствии второго ее издания, но в библиотеках была дешева и ранее.
Краткосрочные преследования наблюдались по большей части в послесталинский период. Заключались они в опубликовании нескольких безграмотных статей в изданиях Техника молодежи (1952), жизнь и Наука (1953), Вопросы философии (1953 г.), а также в Философском словаре (1954 г.), где кибернетика объявлялась лженаукой.

Но уже в апрельском номере издания Вопросы философии за 1955 год появляется сугубо хорошая статья А. И. Китова Главные черты кибернетики, а из переизданного в том же 1955 году Философского словаря лживая статья о кибернетике исключается. Все эти публикации не оказали никакого влияния ни на советских ученых, ни на тематику научных организаций. Более того, известный советские ученые А. А. Ляпунов, С. А. Лебедев и В. М. Глушков взяли тогда медали ИФИП — Интернациональной федерации по обработке информации (IFIP, International Federationfor Information Processing) Пионеры кибернетики.
В СССР 1950-х кибернетика развивалась намного активнее, чем во многих вторых государствах. Уже во второй половине 40-ых годов XX века, в то время, когда в Соединенных Штатах лишь разрозненные коллективы занимались разработкой единичных образцов компьютеров, в СССР по инициативе Сталина были созданы Университет правильной вычислительной техники и механики (ИТМ и ВТ) АН СССР и Особое конструкторское бюро N 245. Их создали, как было записано в распоряжении правительства, для внедрения и разработки в производство средств вычислительной техники для совокупностей управления оборонными объектами.
В первой половине 50-ых годов XX века была создана первая советская цифровая счётная машина — малая электронно-вычислительная машина МЭСМ, причем сходу как промышленный пример. Первые промышленные компьютеры в Соединенных Штатах (UNIVAC 1) и Англии (Ferranti Mark 1) кроме этого показались в том же 1951 году. В первой половине 50-ых годов XX века начинается серийное производство отечественных ЭВМ — БЭСМ, Стрела и М-2 для армейских применений, каковые пребывали на уровне лучших американских компьютеров того времени и значительно превосходили компьютеры других государств.
Компьютерные разработки деятельно развивались в СССР и в последующие годы. В 1980-х годах в рамках советской суперкомпьютерной программы разрабатывалось более 10 уникальных проектов, семь из которых были доведены до изготовления промышленных образцов. Большая часть из них не имело кроме того отдаленных зарубежных аналогов.

И только в следствии распада СССР все эти проекты были прекращены.
направляться подчернуть, что в 1950-х годах и советская электроника была на самом высоком уровне. Производство полупроводниковых транзисторов в Соединенных Штатах началось в марте 1958 года компанией Fairchild Corp. при цене $150 за штуку. Информация о чертях советских кристаллических триодов была помещена в шестом номере популярного издания Радио за 1955 год, а во второй половине 50-ых годов двадцатого века, на два года раньше чем в Соединенных Штатах, началось их производство.

В осеннюю пору 1957 года я, будучи студентом третьего курса Ленинградского электротехнического университета — ЛЭТИ, занимался на кафедре телемеханики и автоматики разработкой цифровых устройств на транзисторах П- 16. К этому времени транзисторы в СССР были не только общедоступны, но и недороги (в пересчете на американские деньги — менее американского доллара за штуку).
К началу 1970 года я осознал, что тема надежности вычислительных устройств для меня всецело исчерпана. Создавать качественные устройства в рамках института было нереально, а переходить опять в производственные организации мне не хотелось.

Что касается научной составляющей неприятности, то добавить что-либо к блестящей работе Джона фон Неймана Вероятностная логика и синтез надежных организмов из ненадежных компонент (Сборник Автоматы, — М: ИЛ, с. 68-139, 1956), на которую я опирался во всех собственных проектах, начиная с 1960 года, вряд ли было вероятно. Но одной лишь надежностью не ограничивались преимущества автоматных сетей.

Автоматные сети с динамической архитектурой, созданные мною для марсохода, в полной мере имели возможность рассматриваться как универсальные счётные автомобили с неограниченными возможностями по повышению производительности. Как раз о таких счётных автомобилях грезил фон Нейман, но предпринять конструктивных шагов опоздал. Исходя из этого в рамках данного направления было широкое поле не только для инженерной, но и для научной деятельности.
Первые шаги в новом направлении представлялись достаточно очевидными. В первую очередь, следовало выбрать наименование для этих новых вычислительных автомобилей, отражающее их самоё важное свойство и разрешающее отделить от любых вторых. После этого нужно было обрисовать архитектуру этих автомобилей в самой неспециализированной форме, подобно тому, как это сделал Джон фон Нейман в 1945 году.

Наконец нужно было, в какой-то степени, закрепить приоритет посредством изобретений. Все эти задачи удалось выполнить в первой половине 70-ых годов XX века.
Среди авторских свидетельств на изобретения, взятых мною в тот период, имеется одно с заглавием однородно-рекурсивная структура с приоритетом от мая 1970 года. Описание архитектуры рекурсивной счётной автомобили — РВМ я подготовил еще в первой половине 70-ых годов XX века в виде статьи, но с публикацией не торопился, не смотря на то, что и выступал с докладами на некоторых внутрисоюзных конференциях.

Дело в том, что целью моей деятельности являлось создание действующих образцов принципиально новых вычислительных автомобилей. Научные публикации таковой цели не только не содействуют, но, скорее, кроме того мешают. Как продемонстрировали изучения психологов, с которыми я познакомился еще в студенческие годы, в случае если научная либо техническая мысль значительно отличается от общепринятых концепций, то, в лучшем случае, она будет проигнорирована, а в остальных случаях ее воспримут очень очень плохо.

К тому же вопросы финансирования, нужного для образцов, не решаются научной общественностью. Исходя из этого нужно было отыскать выход на человека, талантливого решать организационные и денежные вопросы, продемонстрировать ему, что реализация проекта всецело отвечает национальным заинтересованностям и добавить ко мне персональный интерес в виде соавторства проекта. Вопрос личных авторских прав меня ни при каких обстоятельствах не тревожил.

В первой половине 70-ых годов XX века для того чтобы человека среди моих привычных не было, но я почему-то был уверен, что он обязан показаться.
В первой половине 70-ых годов двадцатого века кафедра технической кибернетики Ленинградского университета авиационного приборостроения — ЛИАП, на которой я трудился, разделилась на две части. Одной из этих частей стала кафедра ЭВМ, которую возглавил доктор наук М. Б. Игнатьев, деятельный и коммуникабельный человек, что скоро осознал возможности РВМ. Среди его привычных был доктор наук В. А. Мясников, управлявший отдел вычислительной техники ГКНТ СССР, что кроме этого положительно воспринял эту идею.

Но личного влияния В. А. Мясникова, не обращая внимания на занимаемый пост, было не хватает для важных организационных шагов. В большинстве случаев решения по вычислительной технике подготавливались в Военно-промышленной рабочей при ЦК КПСС и потом выпускались в виде совместного Распоряжения ЦК КПСС и Совета министров СССР.
Оснований для аналогичного ответа по рекурсивным автомобилям пока не было. В первой половине 70-ых годов XX века М. Б. Игнатьев внес предложение мне подготовить доклад по рекурсивным автомобилям для выступления на конгрессе ИФИП, включив в соавторы, наровне с ним и В. А. Мясниковым академика В. М. Глушкова, что был знаком с некоторыми материалами по РВМ. Глушков имел огромный авторитет не только у нас в стране, но и за границей.

Его фамилия обеспечивала включение доклада в совещание конгресса и максимальное внимание аудитории. Исходя из этого я без раздумий дал согласие.
направляться заявить, что Виктору Михайловичу Глушкову главные идеи РВМ были близки и понятны. Он легко рассмотрел автоматную природу этих автомобилей. Тем более, что еще во второй половине 50-ых годов двадцатого века на всесоюзной конференции по вычислительной технике в Киеве он разглядывал возможность применения автоматных сетей в качестве вычислительных автомобилей. Он не сходу дал согласие войти в число соавторов, поскольку никогда ранее не ставил собственную фамилию в чужих работах.

Однако здесь представлялся редкий случай значительно повысить престиж советской науки в той области, где всецело господствовали американцы.
Доклад Рекурсивные автомобили и вычислительная техника, сделанный в Стокгольме в октябре 1974 года имел оглушительный успех. Это первенствовала фундаментальная работа в области архитектуры вычислительных автомобилей, представленная на конгрессе ИФИП за все время его существования, и по большому счету первый доклад в области вычислительной техники, представленный советскими экспертами на интернациональных форумах.

О резонансе, что имел доклад, говорит тот факт, что во второй половине 90-ых годов двадцатого века в Нью-Йорке состоялся интернациональный симпозиум, посвященный 25-летию этого доклада. Доклад подтолкнул к началу работ в области рекурсивных автомобилей в Соединенных Штатах, японии и Франции.
Придуманный мною во второй половине 60-ых годов двадцатого века термин начал независимую судьбу. Доклад привёл к глубокой обеспокоенности в военных и политических кругах США. До сих пор в том месте считалось, что СССР катастрофически отстал от США в области вычислительной техники. А сейчас стало известно, что в том месте ведутся работы в области нетрадиционных архитектур, о которых в Соединенных Штатах никто и не помышлял.

Исходя из этого в декабре 1974 года в СССР послали делегацию из 17 человек, более половины из них были опытными разведчиками, воображающих CDC, ведущую американскую компанию в области высокопроизводительных компьютеров. Официальная цель поездки заключалась в рассмотрении возможностей реализации совместных советско-американских проектов в области вычислительной техники. Делегация посещает с маленькими однодневными визитами Новосибирск, Таганрог и Москву, где кроме этого ведутся работы в области ЭВМ с нетрадиционной архитектурой, но главное время, практически 14 дней, отводится на Ленинград.
Уже на следующий день переговоров я осознаю, что беседы о совместных работах- не более чем ширма для чисто разведывательных целей. Уж больно низок был опытный уровень приехавших к нам американских инженеров если сравнивать с отечественными доцентами. Опасений, что американцы увезут с собой нужную данные, у меня не было. Как показывал мой опыт, люди, привыкшие к фон-неймановской архитектуре фактически не могут принимать автоматные сети.

Виктор Глушков осознал эти идеи, вследствие того что он был наибольшим в мире ученым как раз в области автоматов. Его книга Синтез автоматов была переведена на многие языки мира. Ну, а американцы тогда ничего не осознавали в этом. Однако, был разработан детальный двухлетний замысел, где США в лице компании CDC должна была изготовить два умелых примера, а советская сторона — ПО.

Спустя пара месяцев компания CDC сказала, что проект весьма занимателен с научной точки зрения, но коммерческие возможности представляются неочевидными и потому компания отказывается от проведения совместных работ, в чем я и не сомневался.
О советской микро-ЭВМ Электроника-85. Практически это первенствовал отечественный, на одной плате, миниатюрный персональный 16-разрядный программируемый на языке Бэйсик компьютер, что поставлялся на экспорт. Его значительным отличием от японского Casio FX-700P было то, что последний трудился только на батарейках, а отечественный не считая батареек применял еще импульсный блок питания.

Таковой подход делал отечественный программируемый калькулятор фактически полноценным компьютером с возможностью как стационарной работы, так и мобильной. По точности вычислений Casio FX-700P отечественному в подметки не годился. Такие возможности сделали отечественный микрокомпьютер (давайте говорить прямо ) культовой в инженерных кругах вещью. В течение всего выпуска (1985-2000 годы) на Электронику-85 сохранялся ажиотажный спрос.

Всего же было выпущено более 150 тысяч экземпляров этого необычного устройства. Благодаря особому параллельному порту, расположенному сбоку калькулятора, к нему возможно было подключить (через особый контроллер) бытовой кассетный магнитофон для загрузки программ с магнитной ленты а также миниатюрный принтер FP-12, трудящийся по разработке термопечати.
К сожалению, убедить управление министерства электронной индустрии в перспективности разработок одноплатных ЭВМ на базе имеющихся в то время в распоряжении НИИТТ шестнадцатиразрядных процессоров собственного производства К1801ВМ2 и Н1806ВМ2 совместимых по совокупности команд с компьютерами Электроника 60М, завершились неудачей.
Во второй половине 80-ых годов двадцатого века на следующем Съезде КПСС в связи с грядущим семидесятилетием Великой Октябрьской социалистической революции, партийное управление решило вместо классических записных книжек подарить делегатам съезда книжки электронные. И сделать их было поручено НИИТТ. Под это дело в университете была открыта умело-конструкторская работа, которая, благодаря очень сжатым срокам ее исполнения, очень щедро финансировалась.

Вот в ее то рамках коллектив и сумел развить схемотехнические решения созданного ранее микропроцессорного набора.. Количество его экземпляров было равно участников партийного форума. Исходя из этого машинка эта есть настоящим раритетом.
на данный момент, в то время, когда DSP — сигнальный процессор возможно отыскать в любом мобильнике либо плеере, многим будет весьма интересно определить о первых сигнальных процессорах, созданных в Соединенных Штатах и СССР. Считается, что первым DSP, созданным компанией Intel в 1979 г., можно считать программируемый сигнальный процессор I2920 на одном кристалле.

Он имел возможность подаваемый на его вход аналоговый сигнал преобразовывать в цифровой код, подвергать код цифровой обработке по запрограммированному методу и преобразовывать итог в аналоговую форму, выдавая его на выход. Пара позднее в СССР на рижской Альфе появляется усовершенствованный аналог I2920 c серийным заглавием КМ1813ВЕ1. Основное усовершенствование КМ1813ВЕ1 если сравнивать с прародителем intel2920 было в том, что он имел аппаратную функцию умножения.

Но был ли это первый коммунистический DSP?
Еще в далеких 1980-х у нас выпускался микроконтроллер КМ1813ВМ1, у которого было 4 канала ввода аналоговых сигналов, 8 каналов аналогового вывода и внутренняя цифровая всевозможная обработка этих аналоговых сигналов. Разрядность арифметического устройства — 27 бит, разрядность данных — 24 бита, устройства ввода — вывода аналоговые и цифровые, корпус металлокерамический. Вероятно было объединение нескольких таких микроконтроллеров в одну совокупность.

Наряду с этим вероятно было реализовывать разные высоко- и низкочастотные фильтры, генераторы колебаний и функций, делители и умножители 25-разрядных бинарных чисел, аппроксимацию нелинейных функций, цифровое динамическое управление, и другое, и другое…
История создания советского процессора TMS32010 драматична. Они превосходно трудились и были применены в разработке первой программируемой РЛС Фодоком. После этого эти микросхемы начали производить в Минске.

Это длилось не продолжительно. Наступившие перемены покинули последнюю надежду на выпуск DSP.
Большинство современных логических микросхем, а также процессоров, применяют схемотехнику КМОП (комплементарная структура металл- оксид-полупроводник). В технологии КМОП употребляются полевые транзисторы с изолированным затвором с каналами различной проводимости.

Отличительной изюминкой схем КМОП если сравнивать с биполярными разработками (ТТЛ, ЭСЛ и др.) есть малое энергопотребление в статическом режиме — как правило можно считать, что энергия потребляется лишь на протяжении переключения состояний. Отличительной изюминкой структуры КМОП по сравнению с другими МОП-структурами (N-МОП, P-МОП) есть наличие как n-, так и p-канальных полевых транзисторов; исходя из этого КМОП-схемы владеют более высокой меньшим энергопотреблением и скоростью действия, но наряду с этим характеризуются более сложным технологическим меньшей плотностью и процессом изготовления упаковки.
Воронежский чип КМОП 1867ВМ1 имел повышенную частоту а также военную приемку. В СССР раньше американцев освоили японскую КМОП-разработку. Не было наряду с этим слепого копирования, а разработку творчески усовершенствовали и внедрили в серийное производство многих громадных интегральных схем — БИС.

Либо забрать микросхемы средней степени интеграции 176 серии, каковые создали раньше их американских аналогов.
В первой половине 80-х годов прошлого века в следствии совместных работ Таганрогского НИИ однородных микроэлектронных вычислительных структур (директор д.т.н., проф. А.В. Каляев) с фирмами Министерства электронной индустрии был создан и изготовлен процессор цифровой обработки сигналов Девиз-3, предназначенный для построения высокопроизводительных вычислительных совокупностей.

Он разрешал решать фактически все прикладные математические задачи.
Думаю, никто не будет оспаривать, что советские механические часы пользовались хорошим спросом в СССР и за границей и составляли заметную статью в отечественном экспорте в 1960-1970 годах. Механические часы типа Слава, Полет были самыми узкими в мире и отличались низкой ценой и высоким качеством, Но с возникновением за границей первых электронных часов в начале 1970-х встал вопрос создать в СССР наручные электронные часы, дабы и эти часы поставлять за границу.

Такая задача была поставлена перед столичным НИИ Пульсар. Основная трудность пребывала в том, требовалось освоение новой для того времени разработке КМОП БИС, без которой создание электронных наручных часов и многого, многого другого было бы нереально.
Вторая неприятность пребывала в выборе цифрового индикатора. Первые жидкокристаллические индикаторы имели нехорошую контрастность. Выбор пал на светодиодный индикатор, созданный на Сапфире. Для часов требовался и миниатюрный кварц на частоту 32768 Гц. Разработкой его занимался Фотон.

В малейшие сроки КМОП БИС часов, цифровые индикаторы и первые кварцы были освоены в серийном производстве и электронные часы поступили в продажу. Эти факторы предопределили революционный прорыв в создании устройств с микропотреблением, и советская микроэлектроника была тогда во главе этих разработок.
Такие часы были подарены Генри Киссенджеру на протяжении его визита в Москву. Он дал им весьма высокую оценку. Само собой разумеется, оценил он не только, а возможно, и не столько сами часы, сколько тот уровень, которого достигла электроника в СССР. Пара позднее показались и первые электронные часы на жидких кристаллах.

Массовое их производство было освоено на минском Интеграле. И те и другие электронные часы поставлялись на экспорт. Для сравнения, первые зарубежные наручные электронные часы со светодиодным индикатором показались в 1972 г. (компания Seiko, Япония). Та же компания в 1973 г. предствила на общее обозрение первые электронные часы с ЖКИ.

Так что, о каком отставании возможно сказать отечественной радиоэлектроники в данной области?
На современном тогда уровне были и многие советские радиоприемники. Так, возможно было бы упомянуть о радиоприемнике Микро, что, если судить по публикациям, в свое время произвёл фурор в Соединенных Штатах. Экспортный SOKOL c маленькими волнами тяжело было приобрести в советском магазине, в случае если это не Березка, и в Англии он пользовался громадной популярностью. В этом приемнике было два гетеродина, что снабжало его высокую чувствительность.

Самый узкий по тем временам радиоприемник Сюрприз, что изготавливали в Чечне, также экспортировался за предел.
В советские автомобильные приемники, каковые поставлялись за границу, устанавливался коротковолновый конвертер, трудившийся на 13-, 16- и 19- тиметровом диапазонах. В экспортном выполнении рижский радиоприемник VEF- 206 имел хулиганский диапазон 2-3МГц и ночью возможно было слушать всяких любителей-радионелегалов.
Комментарии главреда газеты
Удачи в области электронной техники в СССР были, и большие. К примеру, во второй половине 60-ых годов XX века на выставке в Лондоне СССР показал первую в мире персональную электронно-счётную машину МИР, созданную в Университете кибернетики, которым руководил академик Виктор Глушков. Перед тем, как упрочнениями Виктора Глушкова на свет показалась эта персоналка, ЭВМ представляли собой огромные шкафы, занимавшие пара помещений. МИР умещался на рабочем столе.

В представленном Глушковым устройстве были использованы все основные принципы работы современного ПК, так что МИР с полным правом возможно назвать его прообразом. Диковинную мини-ЭВМ в том месте же, на выставке, приобрели представители компании IBM. До сих пор не ясно, как советское управление по большому счету дало вывезти за предел для широкого показа столь передовую разработку, а уж, тем паче, ее реализовать.
Список достижений нашей страны в области электроники возможно продолжить. Но запуск новинок в производство решали госслужащие всех уровней по возрастающим рангам их статуса. Но, как и в наши дни, они многого просто не знали и исходя из этого не осознавали.

Вот, например, Интернет в первый раз в мире имел возможность кроме этого показаться в СССР, причем еще 50 лет назад.
В ряде докладных записок в ЦК КПСС от экономистов, побывавших в Соединенных Штатах, применение вычислительной техники для управления экономикой ими приравнивалось к моде на абстрактную живопись, — вспоминал Глушков. — Дескать, капиталисты берут электронно-счётные автомобили лишь вследствие того что это модно, чтобы не показаться несовременными. Это дезориентировало отечественное управление.
Информационную совокупность из сотен ЭВМ типа МИР, соединенных в одну сеть по тому же принципу, по которому сейчас действует Интернет, Глушков внес предложение применять в качестве общегосударственной автоматизированной совокупности управления экономикой.
К этому времени у нас уже имелась концепция единой совокупности вычислительных центров для обработки экономической информации, — вспоминал Глушков. — Мы создали первый эскизный проект единой национальной сети, включавший около 100 центров в больших районах и промышленных городах, объединенных широкополосными каналами связи. Год-два, и в СССР возможно было бы отправлять Email, а плановой экономикой руководил бы Интернет Глушкова.
Коммунистический прообраз Интернета готовься к осени 1963 года. Но в Кремле случилась неожиданная смена власти, и новому начальнику — Леониду Брежневу было не до передовых разработок. Начиная с 1964 года против меня стали открыто выступать ученые-экономисты — писал Глушков в своих мемуарах. — Ориентировочно цена проекта оценивалась в 20 млрд. рублей. Мы предусмотрели самоокупаемость затрат.

За три пятилетки реализация программы принесла бы в бюджет не меньше 100 млрд. рублей. Но отечественные горе-экономисты сбили Косыгина с толку. Нас отставили в сторону, стали относиться с бдительностью.
В Соединенных Штатах подобную совокупность показал ученый Джозеф Ликлайдер лишь спустя год.
Воспоминания доктора наук Валерия Торгашева ограничены по большей части сферой его деятельности. Но кроме того из них направляться, что основное его детище — рекурсивную счётную машину — в ней структура динамически перестраивается под динамически изменяющиеся задачи, смогли внедрить только спустя десятилетия по окончании получения им еще в первой половине 70-ых годов XX века авторского свидетельства.
Запрещено кроме этого не дать согласие с утверждением, что на отечественное прогрессировавшее отставание в части интегральных автоматизации и технологий проектирования громадных интегральных схем не повлияло запущенное в СССР в серийное производство семейство ЭВМ компании IBM. Более того, это стало причиной сужению новых отечественных разработок, на каковые не выделялись должные средства и либо они по большому счету блокировались монопольно действовавшим министерством электронной индустрии.

Одной из загробленных перспективных разработок, которая разрешила бы создавать качественные и недорогие обработки и бортовые системы сбора измерительной информации, а также авионику, с применением ветхих интегральных разработок, явилось семейство аналого- цифровых процессоров сигналов. О них поведано в публикуемой в этом номере статье, поскольку неприятность не утратила актуальности .
Другие статьи номера ПВ 4-6, декабрь 2016 Целый выпуск будет опубликован через несколько дней
реорганизация вузов и Противоправная ликвидация по прихоти бывшего министра Ливанова
Амурные утехи императора Николая II спустя век стали угрожать нацбезопасности РФ
профилактический ремонт и Диагностика позвоночника человека

Источник: Промышленные Ведомости

Новосибирский колледж электроники и вычислительной техники


Интересные записи на сайте:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: