Нелицеприятная правда о российских сми

      Комментарии к записи Нелицеприятная правда о российских сми отключены

Нелицеприятная правда о российских сми

Я приехал во Владикавказ из Москвы. Я три дня бегал по столице в отыскивании работенки, желал внедриться в информагентства, стер ноги до стигм в некоторых местах. Редактор издания, как на зло, был в отпуске, а не считая него таковой вопрос никто не решает. Это объяснение секретаря. В другом издании меня не разрешили войти на порог.

Я пробовал соединиться со знакомцем Александром Дерябиным по мобиле. Помощник начотдела по связи с региональными коррами вешал все время лапшу: — Саша на планерке. Саша еще не показался.

Он был, но его безотлагательно позвал Ремчуков.
Вы, дорогие мои, возможно думаете, что в том месте все занятые-перезанятые. Вовсе нет. Столичному редактору нужен провинциальный журналюга только для разводки. До тех пор пока вы находитесь в Мухоморске, вас возможно уникально доить. Вас поощряют а также упрашивают: пишите как возможно больше!

Мы все с удовольствием поставим. Но денег за нетленки вы не отгребете. Бабосы провалятся сквозь землю в карманах столичных пройдох.

В Первопрестольной кинуть лоха — это святое! И никакой Путин тут ничего не поменяет. Как вы думаете, в чем тут дело?

Так и быть — отвечаю.
Из личного опыта могу вывести резюме: в Московском комсомольце и Независимой газете вам ни при каких обстоятельствах не заплатят. Кроме того если вы отправите сногсшибательную сенсацию. В том месте уверены в том, что вам достаточно высокой чести стать автором столичного издания.

А бабки редактору с неба не падают — он берет их из вашего кармана. Если вы потребуете честного вознаграждения за собственный труд, то мгновенно попадете в тёмный перечень забияк — всякое общение закончится.
Какой имеется выход? Провинциальным журналистам не следует лезть в Первопрестольную. Много лет я удачно трудился внештатным корром в газете Комсомольская правда на Северном Кавказе, пара раз наведывался в ставропольскую редакцию. Тут меня ни разу не накололи. Все платы выплачивались своевременно и полностью.

Единственное по-настоящему страшное приключение произошло по окончании вброса материала о родственной связи экспрезидента РСО-А Александра Дзасохова с человеком, косвенно замешанным в убийстве директора ОАО Прогресс Бориса Хадзарагова (http://buividas333.livejournal.com/412325.html). Тогда на меня и комсомолку наехал всесильный сенатор. Редактору Алле Влазневой было нужно написать опровержение. Пресс-секретарь сенатора Ира Галабаева "настойчиво попросила" моего изгнания из добропорядочной народной газеты.

Мол, в глубокоуважаемых СМИ не место чернушным шелкоперам. Но Алла поднялась грудью на мою защиту, отбила атаку, забрала всю ответственность на себя, к тому же выписала мне премию за острый репортаж. По окончании ухода божьей милости редактора Аллы Влазневой я кроме этого распрощался с комсомолкой: хороший рупор критики недочётов превратился в жалкий листок Чего изволите?.

Тему продолжает мой рассказ о тяжёлой доле колумниста.
Контрольные звонки
Виталию Маховецкому исполнилось 56 лет. Пожилой журналист страдал бессонницей. Он писал криминальную хронику.

Ну, вы осознаёте, хоть и не 37- й год на дворе, но охранители державы заметали людей в колонии широким веником. Для острастки оставшимся на свободе неправильным гражданам со скрытыми наклонностями смутьянов. Виталий Петрович прилежно освещал беспредел, ходил по лезвию бритвы в самом неприятном смысле.
Мартовским вечером Виталий остро почувствовал, как на него накатывает легко тревожное состояние фуги. Петрович поискал чем снять депрессуху и с досадой понял, что в пузырьке с Новопасситом ни капли не осталось, а денег в кошельке — еще полтинника два. Решил выпить в ближайшем бистро сотку для успокоения нервов. Приблизительно в половине восьмого он посмотрел в кафе Зеленая лампа, что на улице Туполева. Тогда колумнист еще многого не знал.

Во-первых, на Туполева расположены рядом сходу три закусочные- рюмочные — бермудский треугольник. Эльдорадо для кого нужно! Во-вторых, это было стандартное место засады фараонов Центрального ОВД. Так как как получается? До тех пор пока гурман сидит в кабаке — он хороший визитёр культурного заведения.

Но когда выпивший обжора выходит на улицу, он мгновенно делается злостным нарушителем — пьяным алконавтом в публичном месте. Не путайте с астронавтом. Тут и бери его тепленьким и сажай в луноход!

бабки и — Непыльный труд в кармане…
Кругом снег, морозно. Торжественно горят фонари. Малость осоловевший Маховецкий вышел на улицу, решил мало прогуляться, озоном подышать.
А позади уже раздался довольный гогот Владимира К.:
— Эй, мужик, находись! Садись-ка в машину, отправишься с нами.
Виталий Петрович — пожилой уже человек, причем журналист с бесценным опытом и приличным образованием общения с ментами и урками. Ему не было необходимости по большому счету говорить с визави, достаточно взглянуть на горлопана. Посмотрев на Владимира К. с майорскими погонами, Маховецкий осознал: уговоры не проходят.

Милицейский победно блистал глазами, от эйфории.
Пятнадцать-двадцать метров от двери кафе. В том месте в запахах жаркого, табачных туманах и парах водки пульсировала под сурдинку ритмичная попса. Коп и обозреватель находились вдвоем на мостовой. Меткой пулей подъехала яркая волга. Маховецкий, кряхтя, выполнил категоричный приказ. За рулем сидел напарник, также в звании майора. Булыжная голова была ярко-серебристой от седины. Виталий Петрович сходу его отыскал в памяти.

Три года назад при сходных событиях его замели два филера в штатском, споро приволокли в отдел. В том месте акулу пера окружили радостные правоохранители. Организовали фотопортрет, откатали пальчики, дотошно допросили. Седой майор Х. руководил ужасным понятием из офиса, сильно оборудованного, как рубка космического корабля. Царственный Дарт Вейдер следил за действиями подчиненных по плазменному монитору в полстены. В отделе везде понатыкали камеры слежения.

Красота! Но в финале мажорного концерта режиссер спустился вниз, дабы сорвать бурные аплодисменты сотрудников. Для того чтобы блюстителя не забудешь — полный альбинос. Сам моложавый, а макуха седая, как у старика. Супруга Виталия с паспортом уже давно томилась перед решеткой в коридоре, прибежала по звонку выручать неосторожного мужа. Тогда Петрович написал статью по горячим следам.

Наименование Не забрали паспорт? Вас сфотографируют и снимут отпечатки. Обличительный материал вышел в декабре три года назад в региональной газете Новая правда.

И вот сейчас, как на зло, снова произошла встреча с сивым майором. Никаких свидетелей около нет. Пусто на стылой улице.

Ночью обитатели Павлодольска скрывались по норам. Жители опасались вовсе не преступников: никому не радовалось наткнуться на строгий костюм, добывающий служебные показатели типа палки.
Маховецкий угрюмо сообразил: Приплыли! Он терпеливо ожидал самой нехорошей для себя участи, вжался в сидение и тупо молчал.
В это же время стражи прихватили еще одного тучного узбека. Тот сам притопал прямо к отечественному седану, звучно стебался, как одноногий пират Джон Сильвер, яростно противился захвату, но вдвоем милицейский совладали. Они кое-как затолкали его в салон.

Приземлили рядом с хмурым Виталием Петровичем.
В загородном наркодиспансере вынудили дунуть в чудесную трубку. Конечно, прибор продемонстрировал наличие алкоголя у обоих. Дальше пленников доставили в участковый пункт полиции (УПМ) на улице Пешкова.

Майор К. нежданно приказал напарнику майору Х.: Пиши им оскорбление представителя полиции при выполнении. Тот понятливо кивнул и скоро застрочил заученные строчки. Через десять мин. протокол готовься . Маховецкий покинул дома очки с диоптриями: что они в том месте сотворили, прочесть не смог.

Виталий Петрович подписывать протокол не желал. Но красное лицо К. внезапно превратилось из клоунского в реально ужасное. Он приблизил его к журналисту и прошипел: Подписывай, в противном случае хуже будет.

Маховецкий подписался , остро чувствуя, что при неповиновения в движение будут разрешены войти главные доводы — кулаки и дубинка.
На следующий сутки писаку-неудачника передали цивилизованному следователю из СК. Бравый капитан Александр Б. совершил дознание один, продолжалось загадочное творчество без спешки дней пять. Снова Маховецкий не был ознакомлен с содержанием дела. Дознаватель подсовывал кипу чистых страниц, тыкал пальцем: Подпиши тут и тут.

Все будет прекрасно. Виталий Петрович послушно ставил факсимиле, верил хорошему самаритянину-следаку. А из одного из соседних кабинетов светло слышался монотонный мужской скулеж.

Само собой разумеется, не по окончании угощения через чур горячим чаем. Размашистые подвиги майора К. следователь оценил коротко: Шутник он у нас.
в один раз в кабинет забежала на минутку девушка-секси лет 28, красивая юристка. Не путайте с аферисткой. Она заявила, что будет юристом Натальей К. подопытного Маховецкого. Следователь и адвокатесса вышли в коридор и пошушукались. Снова обозреватель сходу не осознал, что юрист в действительности защищать его не планирует. Заключённый задал вопрос: Тут вот Александр написал, что были свидетели, исходя из этого мне нужно рассказать о том, чего я не совершал.

Разве это верно? Адвокатесса Наталья кроме того подпрыгнула: Само собой разумеется, он прав! Полиции же большое количество, и они все сообщат, что слышали ваши некрасивые слова. Вы ничего не сможете доказать!
Наконец, 31 марта Маховецкий взял Обвинительное заключение от следователя Александра Б. Сто страниц саги о минутном инциденте! В нем материализовались из воздуха две подставные дамы-свидетельницы. Но на улице Туполева майор К. никуда от лайбы не отлучался, ни с какими прохожими не общался.

Никакие сочные гирлы с Маховецким и узбеком не ездили в УПМ, как написано в Обвинительном заключении. Им легко негде было сесть — все четыре места в автомобиле были заняты a priori.
В данный же сутки, 31 марта, Виталий Петрович при помощи нанятого свободного юриста Сергея Ц. написал заявление на имя главы УВД по Павлодольску. В данном манускрипте он объявил, что дело о якобы оскорблении полицейского при выполнении, сфальсифицировано на него майором К.
Дома Маховецкий еще раз забрал в руки фолиант, состряпанный капитаном Александром Б. Глаза волка СМИ внезапно натурально вылезли из орбит от совсем фантастичной зубодробильной истории. Виталий Петрович сел за комп и начал набирать послание на имя помощника главы Госдумы Владимира Вольфовича Жириновского с описанием всего забубенного кошмара.
Я не падал и не шатался, — Маховецкий с остервенением бил по клаве, — как это сочинено следователем в Обвинительном заключении. Не ругался матом и никакого сопротивления не оказывал. Кстати, нецензурную лексику по большому счету не употребляю. Никаких свидетелей также около не было.

Милицейский никакого паспорта у меня не потребовали, потому что оба напарника-майора со мной привычны еще со случая 22 ноября такого-то года, в то время, когда я написал статью в Новой правде о незаконных действиях отечественной полиции. В моем задержании принимал участие именно тот самый майор Х., храбрец моей статьи в НП. Человек лет 35, с совсем седой головой.

Оба полицейских отомстить мне за прошлое. 4 декабря такого-то года в газете Новая правда вышла моя статья…
Тут Маховецкий притормозил. Еще раз вчитался в проклятое эпистолярное наследие следователя Александра Б. По окончании очередного супервнимательного ознакомления с Обвинительным заключением он вечно поразился роковому событию. В вердиктном заключении вакуумно отсутствовали всякие упоминания о напарнике К. майоре Х. и втором задержанном, похожем на узбека.
Маховецкий тут же позвонил следователю Б. и задал вопрос, страшно волнуясь:
— Александр, из-за чего в Обвинительном заключении совсем не упомянут напарник К. майор Х.? Тот что сидел за рулем волги?
Следователь Б. без раздумий ответил:
— К. был по большому счету один, никакого напарника Х. не было.
Маховецкий обескуражено простился… В дымящемся от аналитических выкладок мозгу звучно щелкнуло. Эврика!

Виталий Петрович обхватил собственный тёплый череп руками. Почесал пятернями заискрившие вихры. Не может быть!!!
Три продолжительных года по окончании выброса бомбы называющиеся Не забрали паспорт? на мобильник и стационар журналиста поступали необычные звонки. В основном поздним вечером. Вместо пожелания хорошей ночи. Петрович брал трубу, сказал слушаю, и все. Сообщение сходу обрывалась.

Маховецкий кроме того планировал написать заявление в УФСБ. Но все время было некогда — то одно задание редакции делай, то второе. Но Виталию Петровичу сидел в печенках дергаться при каждом звонке телефона. Так как КОНТРОЛЬНЫЕ ЗВОНКИ не просто беспокоят абонента. Такие постоянные трели — это сильное давление.

Человек начинается опасаться собственной тени. Кроме этого сверлящая траурная какофония свидетельствует: все будет по-взрослому. Пугайся и дрожи! И в тот злосчастный мартовский вечер кто-то снова собрал номер с малоизвестного аппарата. Маховецкий в сердцах брякнул: Да, чтобы ты сдох, падлюка! Настырный мобильник отключился. Невидимый агент выяснил: Клиент бухой. 3 марта — сутки писателя.

В то время, когда Виталий Петрович вышел из ворот, то увидел: против дома стоит яркая волга. Тогда он совсем не придал значения появлению около родных пенатов незнакомой замызганной тачки. Машина как машина. Пожилой мужчина совсем забыл о том, что злобные копы когда-то в далеком прошлом заточили на него острый зуб…

А сейчас, совсем нежданно пазл быстро сложился. Два мстительных майора К. и Х. три года настойчиво преследовали непокорного писаку, сидели у него на хвосте. Они не могли запамятовать наезда со стороны пархатого шелкопера. А уж образ наглеца, посмевшего накарябать компромат в Новую правду, сотрудники с холодными рыбьими глазами высекли в граните серых извилин окончательно.

И они умело отыгрались. Подвыпивший журналюга пробурчал в трубку всего-то пять слов. А ушлые братки- участковые поставили диагноз: под мухой. Ответ созрело мгновенно: будем брать!

Опорный пункт в историческом центре города. За 180 секунд лихие майоры долетели до жилища жертвы и заняли эргономичную позицию. Задержать и прижать дряхлого простофилю-колумниста было уже делом отработанной техники…
В совсем фантастичном рассказе имеется кое-какие элементы отечественной жёсткой действительности. Но я, само собой разумеется, всецело поддерживаю линию партии власти на очистку муниципальных улиц от разбойного отребья. Легко желал продемонстрировать, что время от времени безмерно нужная для общества карательная машина перегибает палку.
ПЯТЬ моих книг на ЛитРес: семь дней://www.litres.ru/viktor-buyvidas/pesa-dlya- shpionki/, http://www.litres.ru/viktor-buyvidas/, http://www.litres.ru/viktor-buyvidas-8515579/
http://buividas333.livejournal.com/420041.html

Источник: Осетинское Радио и Телевидение

Правда о блокаде Дон|басса в российских СМИ.


Интересные записи на сайте:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: