Ожившая река рахмета утесинова

      Комментарии к записи Ожившая река рахмета утесинова отключены

Ожившая река рахмета утесинова

Его имя окончательно осталось в истории развития нефтяной индустрии нашей страны
Гадильбек Шалахметов, Казахстанская действительно, 13 января
Тысячу раз погибавший и тысячу раз оживавший казахский народ испокон столетий имеет собственных духовных покровителей. Я пологаю, что одним из них останется на все будущие времена Рахмет Утесинов. Это право он заслужил собственной высокой жертвенностью, неординарной силой духа, чистотой помыслов. Это человек, как бы делегированный нам сверху и сделавший тут, на земле, все, что смог.

Уверен, таковой человек окончательно останется в признательной памяти народа. В скорбные дни января месяца 2011 года, в то время, когда не стало Рахмета Утесинова, человека огромной, несоизмеримой души, так отозвался о легендарном нефтянике автор Мурат Ауэзов. Сейчас мы особенно четко начинаем осознавать, как стали зависимы от экономической мощи отечественных стран.

И нефть в деле процветания страны играется первостепенную роль. До сих пор человечество не придумало ей альтернативы. Но сейчас тёмное золото с особенной жестокостью порождает тёмные мысли. Майклом Пеном было подмечено: в течении последних ста лет обстоятельством войн довольно часто становилась нефть.

Государства вести войну либо разрабатывали на протяжении войны собственную военную стратегию для того, чтобы захватить нефтяные месторождения либо не разрешить противнику осуществлять контроль над сырьевым ресурсом — крайне важным для современных армий и промышленных стран. Но какой суть захватывать нефтеносный район, в случае если наряду с этим ты разрушаешь собственную страну?

Кое-какие страны на своем неприятном опыте выяснили, что цена, которую приходится платить за захват нефти, может оказаться значительно выше, чем ее цена. Мы с вами знаем, чем заканчиваются подобные войны, где выстраивается новая нефтяная геополитика, а страны стремятся к глобальному соперничеству. Так уж оказалось: в мировом хаосе борьбы за нефть ее цена стала адекватной цене судьбы. Это на данный момент.

Но человек жёсткой породы Рахмет Утесинов уверовал, что нефть — это прежде всего смысл жизни того, кто выстраивает собственную судьбу равносильно жизни в пустыне, по причине того, что ты в ней неизменно на виду. Он в каске нефтяника был причастен к единокровному братству собственных соратников, сотрудников. И не время испытывало Утесинова — время прошло опробование Утесиновым.

Мы не забываем шестидесятников, первый полет Гагарина в космос, бульдозерную выставку… В те годы необыкновенный социалистический реализм подвергался сомнениям, но никто из нас не осознавал того, что любой специалист и был тем самым исключением из правил. По причине того, что самоотверженно обожал собственный дело.

Неистово, горячо, обжигаясь и… веруя в сам социалистический строй, идею построения коммунизма. В числе тех самых романтикообразующих были нефтяники, геологи… Не забывайте строки: …Ты уехала в знойные степи… я ушел на разведку в тайгу, …Держись, геолог, крепись, геолог…. Мангышлак.

1963 год. Утесинов — первый глава нефтепромыслового управления Узень. Через год его деятельности первый эшелон мангышлакской нефти уходит в Гурьев, на нефтехимический завод. Это позже будут извлекаться много миллионов тысячь киллограм нефти… И зазеленевшая первая листва на молодых деревцах унесет вдаль крепчайшие морозы, холодные вагончики, пустынную и хлестко-знойную степь, где, по воспоминаниям храбреца этого материала, …ничего не было, пустота…

И вот эта равнина и стала для нас местом работы, местом всей жизни. Километрах в шестидесяти от нас был колодец, вот оттуда мы и доставляли воду… И вдобавок Мангышлак — почва 320 святых. Монументы — некоторый знак религии людей, живущих в жёсткой песчаной местности.

И фильм, затеянный с Мариной Голдовской, — продемонстрировать, что эта почва дарит не только нефть и нужные ископаемые, но и откровения человеческого духа, железной воли, искреннего жажды созидать, творить, а значит, жить. Тех, кто сомневался, что Мангышлак станет со временем промышленно развитым районом, он, Рахмет Утесинов, вынудил в это поверить. Жанаозен… Имени нового города звучные согласные придают наполняемость особенной сокровищем: Жана — новая, Озен — река… Все течет, все изменяется.

И никто не был два раза в одной реке. Потому что через миг и река была не та, и сам он уже не тот…, в один раз изрек Гераклит Эфесский. Но Новая Река Рахмета Утесинова стала стержнем, знаком мировом любви к тому, что творится собственными руками. И в случае если желаете, она и стала родником его жизни, воодушевление из которого он черпал до конца своей жизни.

В сентябре 2017 года исполнится 50 лет Узенскому району. И вдобавок через год наступит юбилей и самого Жанаозена. Журналист Михаил Толмачев в своих мемуарах увидел: Редкий человек, кроме того в наши дни, может по праву сообщить: мой город. Мой в том смысле, что без него (Рахмета Утесинова. Прим.

Г. Ш.) город не состоялся бы. В то время, когда мы с Мариной Голдовской создавали фильм Опробование, осознавали, что хороших людей в стране много, но Утесинов — один… Сама же Марина сказала: К этому фильму я подготовилась много лет. Меня в далеком прошлом занимал вопрос, возможно ли в документальном кино сделать картину, по собственному драматизму подобную Девяти дням одного года, картину о Мужестве, Цельности, Одержимости? И вот наконец встреча.

Волевое, сильное лицо, хорошие, умные глаза и молодые, ясная мимика, необычайная подвижность при практически полной неподвижности — Утесинов уже восемь лет прикован к креслу-коляске. В нем было радостное сочетание открытости, искренности, дара личного обаяния и человеческого общения. А также на данный момент, вспоминая его мимику, жесты, очень светлую энергетику, поймёшь: истина — в страсти. …Ничего великого не совершается без страсти!..

какое количество данной страсти, столько и человека, и столько его счастья, — писал Рахмет Утесинов студентам Рижского политехнического университета. Тут, в Казахстанской правде, любой из нас, писателей, публичных деятелей оставлял собственные утепленные воспоминания о великом нефтянике: Мурат Ауэзов, Сатимжан Санбаев… Возможно забыть Всевышнего, но не вас, — так говорили те, кому он, Рахмет Утесинов, помогал пером, телефонным звонком, пребывав в инвалидной коляске, заряжая их неуемной собственной бодростью, вспоминал мой хороший приятель Сатимжан.

Став калекой в 42 года, Рахмет Утесинович вторую половину судьбы не стал пересматривать заново. Он продолжал ее насыщать собственной любовью. Мне же нефтяник постоянно напоминал почему-то андронный коллайдер, притягивающий к себе что-то всегда движущееся, живое, энергичное, и, как сказал Сатимжан, у него была собственная наука терпеть и обходиться без обезболивающих лекарств. Вот этой-то наукой он помогал жить вторым. Сознательно не говорю о его трудовом пути, он известен всем.

В нем переплелись события, имена соратников, друзей, недругов, праздничные и… курьезные случаи, где особняком стоит дело Валерия Жвании, в свое время нажившего состояние на трехкопеечных чашках с газировкой и за это отбывавшего на Мангышлаке срок. Так как поверил Рахмет Утесинов, в то время, когда отпустил его с большими деньгами за оборудованием для производства лимонада. Возвратился!

И в новом городе детьми в первый раз был опробован лимонад! А через годы на юбилей Утесинова Жвания добирался, дабы успеть, на нескольких самолетах, переплачивая за билеты. Он прилетел своевременно к человеку, вдохнувшему в него жизнь. Уже позже в красивом грузинском тосте слышались мотивы обычного людской благодарения, жажды быть верным. Любой из нас осознавал: веру предавать запрещено.

Рахмет Утесинов, прикованный к креслу, постоянно знал: в нем нуждаются и школьники из Шепетовки, и студенты из Риги, и инженер из Новосибирска. Так оно и было. Изначально собственного храбреца назвав легендарным, поймал себя на мысли: мы привыкли разбрасываться громкими словами, но термин легендарный приемлем для имени Утесинова. На протяжении встречи с ним при съемках фильма, просматривая его воспоминания, видишь лаконичность.

Оно и ясно. Человек делал собственный дело. А также тогда, в то время, когда жизнь его разделилась на две половины, до и по окончании, он вершил великие дела со характерными ему лаконичностью, открытостью, искренностью.

Трудовой путь детей Хализы, Кадирхана, Абдрхана, восьмерых внуков зеркально отображают путь деда и отца: все по профессии нефтяники. …На выжженном солнцем песке основное дерево пустыни — саксаул — очаровывает: толстые, узкие ветви тянутся вверх, а корни уходят глубоко в песок, ровная, грязно-серая, время от времени буро-коричневая кора поражает собственной желанием и незавершённостью прикоснуться: из-за чего обнажённая? Но обманчива крона, да и листья отсутствуют.

Полупрозрачная, стенающая незащищенность ветвей, поникающих при относительном затишье вниз, практически провисая плетьми, заставляет проникаться глубоким уважением к этому древу: оно не имеет листьев по несложной обстоятельству: расход воды меньше. И вдобавок у него, говорят, двойная защита: замечательные корни практически высасывают влагу грунтовых вод, а на поверхности почвы идет ожесточённая экономия воды.

Визуальное восприятие при всем мученическом обличье саксаула сильнейшее: оно стоически, одержимо рвется к небесам, уходя корнями глубоко в почву. Вот из-за чего храбрец моего сегодняшнего материала Рахмет Утесинов, которому 15 января этого года исполнилось бы 90 лет, сравнивая жизнь с саксаулом, в один раз сообщил: Это неправда, что тяжёлая будущее укорачивает жизнь. Она приучает людей к любым невзгодам, усиливает их до выносливости саксаула.

Жизнь — река времени. Изначально определяется она разностью глубины, широты. У одних она узкая, небольшая, у Рахмета Утесинова — полноводная, светская, насыщенная духовной силой и хорошими чувствами. Живительная сила той реки придавала терпение, выносливость. В засуху не мелела, в полноводье из берегов не выходила.

Она и по сей день несет собственные воды, пульсируя судьбой страны.

Источник: Номад-кочевник

Репортаж с набережной реки Терек


Интересные записи на сайте:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: