Садовод и патриот крыма лев симиренко

      Комментарии к записи Садовод и патриот крыма лев симиренко отключены

Садовод и патриот крыма лев симиренко

19 февраля 2009 исполнилось 154 года со дня рождения человека, большое количество сделавшего для крымского сада, для прославления крымскотатарской агрокультуры, человека, относившегося с уважением и к Крыму, и к его коренным обитателям – крымским татарам.
Всемирно узнаваемый помолог ученый-и украинский плодовод, классик мирового и отечественного плодоводства Лев Симиренко (19.02.1855 – 6.01.1920 гг.) появился в родовой симиренковской усадьбе Платонов Хутор Черкасского уезда Киевской области неподалеку от станции Городище-Воронцово.
Род Симиренко имеет древние казацкие корни. По окончании уничтожения Запорожской введения и Сечи в Украине крепостничества казаки Корсунского полка становятся крепостными князей Воронцовых. Дедушка будущего ученого Федор Симиренко смог выкупить себя сам из крепостного рабства и всех собственных детей.

Совместно со собственными родственниками братьями Яхненко, также бывшими крепостными и казаками графов Самойловых, организовали коммерческую структуру, торгово-промышленную компанию «Братья Яхненко — Симиренко».
Компания украинских предпринимателей внесла солидной вклад в экономическое промышленное развитие Приднепровья, юга Украины, в особенности Одессы. За заслуги перед Русским империей основоположники компании были удостоены высоких званий потомственных почетных граждан и купцов первой гильдии.
Компания «Братья Яхненко — Симиренко» выстроила пара больших сахарных фабрик на Киевщине и два замечательных завода под Городищем, недалеко от Платонового Хутора: Городищенский сахарно-рафинадный и машиностроительный. Гениальнейшие организаторы сахарной индустрии, торговли и пионеры отечественного машиностроения стали монополистами производства сахара-песка, пастилы и рафинада не только на русском рынке, но и в Европе. На машиностроительном заводе, оснащенном новейшим оборудованием, создавали не только оборудование и паровые двигатели для сахарных фабрик, но и первые в Российской Федерации цельнометаллические суда.
Начальники компании оказывали большую помощь формированию украинской национальной культуры, поддерживали обучение детей на родном языке. Они финансировали издание учебников и литературы на украинском языке. На средства великого мецената Платона Симиренко, отца Льва Платоновича, осуществлено в первой половине 60-ых годов девятнадцатого века последнее прижизненное издание «Кобзаря» Тараса Шевченко.

Компания оказывала кроме этого помощь польскому национально-освободительному перемещению.
Лев Симиренко вместе с братьями воспитывался в Одессе в личной гимназии госпожа Кнери. Гимназию будущий ученый окончил с золотой медалью в первой половине 70-ых годов XIX века и сразу же поступил на технико-агрономическое отделение физ-мата самого молодого в Российской Федерации Новороссийского императорского университета, в котором проучился практически два года. Через закрытие технико-агрономического факультета в первой половине 70-ых годов девятнадцатого века должен был перевестись сперва в Петербургский политехнический университет, а летом 1874 года поступил на естественное отделение Киевского императорского университета Святого Владимира.
Еще будучи гимназистом старших классов, Лев Симиренко познакомился и начал тесно сотрудничать с революционным молодежным перемещением, тесно дружил с Андреем Желябовым и другими известными деятелями народовольческого перемещения.
За участие в революционных кружках и студенческих волнениях Лев Симиренко много раз подвергался краткосрочным арестам и обыскам. Во второй половине 70-ых годов девятнадцатого века студенческие выступления в Киеве вылились не только в прямой конфликт с университетским руководством, но и полицией. Десятки киевских студентов тогда были исключены из университета и посланы в армию.

Врожденная близорукость тогда уберегла Льва Симиренко от армии, а влиятельные родственники помогли ему перевестись на учебу в Новороссийский университет. В нем второй раз будущий ученый обучался два года. Университет Л. Симиренко окончил в конце 1879 года. За одну из научных работ не считая диплома об университетском образовании ему присудили еще и ученую степень кандидата естественных наук. Действительно, известие об этом застало молодого ученого в Мценской пересыльной колонии.

Арестовали Льва Симиренко в ноябре 1879 года в родной усадьбе, по окончании окончания университета.
Обстоятельства ареста будущего великого ученого-плодовода частично освещены в био- библиографическом словаре «Деятели революционного перемещения в Российской Федерации» (Москва, 1932, т. ІІ, — вып. ІІІ М – Р. – с. 1455). В работе сообщено следующее: «По распоряжению губернатора от ноября 1879 года за сношения с главными участниками киевского революционного сообщества и содействие им выслан в обязательном порядке под гласный надзор в Восточную Сибирь».
Официальное большевистское издание, контролируемое Кремлем, умолчало о втором, более весомом правонарушении – принадлежности Льва Симиренко к украинскому национал-патриотическому перемещению —к так называемым украинофилам и сепаратистам. Именно это обвинение и привело будущего выдающегося ученого не только к его восьмилетней ссылке в Сибирь, но и к окончательному разгрому некогда известной торгово-промышленной и замечательной компании «Братья Яхненко — Симиренко».
Лев Симиренко с 1879 по 1886 годы прошел все круги ссылки и этапного ада в Восточную Сибирь и Красноярск. В ссылке ученый заболел и только супруга, узнаваемая польская революционерка Альдона Гружевская и добрый доктор Красноярской колонии уберегли его от неминуемой смерти.
В ссылке Лев Платонович не прекращает заниматься публичной и революционной деятельностью. Под его управлением в Сибири организовывается фонд помощи ссыльным и политическим заключённым. Он лично проводит громадную работу по описи сибирских ссыльных и политических заключённых.
В Красноярске у сибирского магната Кузнецова Лев Симиренко организовал оранжерейное хозяйство и начал выращивать диковинные для Сибири овощи а также ананасы. Он внес предложение сланцевую культуру выращивания плодовых культур в жёстких климатических условиях Сибири. И в полной мере заслуженно считается основоположником сибирского садоводства.
В конце 1886 года юная чета Симиренко возвращается из ссылки. Им не дали жить в Украине, и некое время Симиренко вынуждены были пара месяцев пребывать в Курске. Обращения матери к губернатору, в Министерство внутренних дел а также к царю сделали свое.

Льву Платоновичу, жене Альдоне Эмилевне и только что появившейся дочери Татьяне дали жить в родовой усадьбе под гласным надзором полиции и без права выезжать и трудиться в больших городах империи.
Разрешение на снятие политического надзора над семьей Симиренко было принято только в конце 1890-х гг., в то время, когда ученый был на самом пике всемирный славы. Лишенный возможности жить в городах, трудиться в научных и учебных заведениях и пребывать на национальной работе, Л. Симиренко во второй половине 80-ых годов XIX века формирует собственный помологический питомник и большую помологическую коллекцию и начинает всестороннее изучение сортов плодовых культур.

Практически коллекционный сад и помологический питомник Л. Симиренко первенствовали научными учреждениями по плодоводству в Российской Федерации. Помимо этого, ученый организовал выращивание саженцев лучших сортов плодовых культур. Саженцами из его питомника заложены все большие сады не только в Украине, Польше, России, Средней Азии, на Северном Кавказе, но и во Владивостоке.
С конца ХІХ столетия за Л. Симиренко прочно закрепилась слава «короля русского плодоводства». Он постоянный участник всех респектабельных международных и общероссийских выставок плодоводства. Льва Платоновича выбирают почетным участником всех очень респектабельных помологических и садоводческих обществ Западной Европы. С 1888 года Л. Симиренко, приехав на лечение в Крым, начинает изучение плодоводства этого региона. Последний творческий приезд в Крым ученый осуществил в 1917.

На Южном берегу и в Предгорье, где в тот период и было сосредоточено промышленное плодоводство, не было фактически ни одного хозяйства либо большого сада, каковые бы не посетил ученый. Он подробно обследовал сады всех крымских равнин, среди них и равнину реки Салгир. Имеющиеся в отечественном распоряжении публикации и документы самого автора говорят о его пристальном внимании к усадьбе «Салгирка».

Не без участия Л. Симиренко в 1913 году в «Салгирке» была открыта первая в России национальная умелая станция садоводства. Ее директором стал близкий товарищ Льва Платоновича, губернский энтомолог С. Мокржецкий. На станции Лев Платонович жил и трудился часто.

В Крыму и, например, в Симферополе документально известно пара мест, тесно связанных с деятельностью и жизнью выдающегося ученого: в первую очередь — усадьба «Салгирка» и Воронцовский дворец, строение губернской земской библиотеки и управы «Таврика», усадьбы врачей В. Таюрского и Н. Бетлинга, сад Павла Щербины, домик доктора Мильгаузена, дом губернатора (ул. Ленина, 15), где в апреле 1912 года крымские садоводы вручали императору Николаю ІІ только что вышедший экземпляр I тома «Крымского промышленного плодоводства». Эта акция была решающей в подписании императорского указа о создании первой в Российской Федерации Салгирской помолого-садоводческой станции (сейчас известной Крымской умелой станции садоводства).
Результатом более чем 25-летнего изучения ученым плодоводства Крыма явились десятки больших научных монографических работ и статей: «исследования и Опыт крымского промышленного плодоводства» и «Материалы к изучению крымского промышленного плодоводства».
Указанные работы послужили базой для подготовки написания фундаментального научного труда «Крымское промышленное плодоводство», рукопись которого была закончена в 1908 году и представлена на конкурс, посвященный 50-летию императорского Русского общества плодоводства. Работа общим объемом более 2000 страниц взяла наивысшую приз, Громадную золотую медаль и особый именной приз императрицы. Создатель, окрыленный успехом, взял предложение от Симферопольского отдела императорского Русского общества садоводства издать труд на публичные средства.
В 1912 году в Москве вышел I том этого эпохального научного труда «Крымское промышленное плодоводство». Работа имела грандиозный успех как в стране, так и в мире. Ведущие садоводческие государства мира (Франция, Германия, Италия) начали переговоры с украинским ученым о переиздании I тома. Сам Л. Симиренко напряженно трудился над вторым изданием работы и над подготовкой ІІ и III томов.

Но разразившаяся Первая мировая, гражданская война и Февральская революция уничтожили все замыслы автора. Рукописи указанных работ затерялись в издательствах, и создатель так и не встретился с ними при жизни. Так вышедший I том — это только третья часть задуманного Л. Симиренко труда.

Но кроме того и в этом очень усеченном виде работа выдающегося ученого оказала большое влияние на развитие не только отечественного, но и мирового плодоводства. очень способный ученый обосновал развитие промышленного плодоводства как ответственной отрасли экономически развитых государств. Он первым в научном мире ввел термины «промышленное плодоводство», «промышленный сорт» и «промышленный сад».
Благодаря работе Л. Симиренко мир открыл для себя не только крымское промышленного плодоводство, но и больше определил Крым. Изучения выдающегося украинского ученого содействовали превращению крымского садоводства в замечательную экспортную отрасль.
Величайшим научным достижением Л. Симиренко есть подготовка рукописи наибольшей в мире помологической работы трехтомной «Помологии».
Указанная работа вышла в свет только через 4 десятилетия по окончании ужасной смерти Л. Симиренко и стала визиткой Украины в мире.
Сам выдающийся ученый был зверски убит чекистами у себя дома на глазах семьи в первые дни установления большевистского режима на Черкасщине на рождественские праздничные дни 1920 года.
Л. Симиренко горячо обожал и был честно привязан к Крыму. В собственной очень способной работе, посвященной крымскому плодоводству, он писал: «Я исподволь знакомился с Южным берегом, предпринимая долгие экскурсии по всем его направлениям, и чем я больше осваивался с краем, тем глубже к нему привязывался, так что, на данный момент он мне не меньше дорог и люб, чем природному крымчаку.
В том месте, в Крыму, я не ощущаю себя ни чужаком, ни посторонним, я принимаю горячо к сердцу его тут и интересы я как бы получил собственную вторую отчизну».
Практически сразу после выхода в свет I тома «Крымского промышленного плодоводства» один из начальников императорского Русского общества плодоводства Василий Гомилевский писал: «Радостна страна, в какой живут и трудятся такие труженики, каким есть Л. П. Симиренко».
Исходя из этого не только долгом, но и обязанностью всех добропорядочных крымчан есть увековечение памяти выдающегося ученого в Крыму, которому ученый посвятил собственную жизнь и покинул тут собственный сердце. Распоряжение Украинского парламента от 7 февраля 2002 года о чествовании памяти Л. Симиренко обязывает нас сделать это без промедлений.

Петро ВОЛЬВАЧ, академик УЭАН.

Что не поделили крымские добровольцы и ВСУ?


Интересные записи на сайте:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: