«Сколково» планирует создать центр аквакультуры на базе дальневосточного океанариума

      Комментарии к записи «Сколково» планирует создать центр аквакультуры на базе дальневосточного океанариума отключены

«Сколково» планирует создать центр аквакультуры на базе дальневосточного океанариума

Громадный океанариум, открывшийся в 2016 году на острове Русский, до сих пор по большей части являлся источником новостей для хроники происшествий, но в недалекой возможности посредством «Сколково» может сделаться центром компетенций в сфере аквакультуры. Об этом поведали начальник направления «Биотехнологии в сельском хозяйстве» кластера биомедицинских разработок Фонда Роман Куликов и узнаваемый морской биолог из Владивостока Сергей Масленников.

Национальный научный центр морской биологии открылся 1 сентября 2016 г. на базе Океанариума, Университета биологии моря и Дальневосточного морского заповедника. Как напоминает Сергей Масленников, задача создать на базе Океанариума Центр коллективного пользования была поставлена президентом по окончании проведения во Владивостоке Восточного экономического форума прошлой в осеннюю пору.

Задачи Национального научного центра морской биологии вытекают из тех интеллектуальных и технологических ресурсов, каковые сосредоточены во Владивостоке. По словам Романа Куликова, тут сейчас имеются большой уровень компетенции от генетики до морфологии и биохимии с соответствующими лабораториями, и плюс к этому – высококлассное оборудование.

Дело только за тем, дабы на данной базе собрать проекты, идеи и коллективы, каковые имели возможность бы совместно образовать центр компетенции морской аквакультуры. Как раз в этом видит собственную роль Фонд «Сколково»: «Это будет громадной организационный труд, что мы постараемся взять на себя и уже в 2017 году развернуть работу».

В совершенстве это будет общенациональный центр компетенций морской аквакультуры, но для начала он ограничится ролью межрегионального. В случае если Владивосток – это марикультура, то исследования речной аквакультуры сосредоточены по большей части в Астрахани, поясняет Роман Куликов. Но в Астрахани при наличии хороших ученых и сильных профильных университетов ощущается «явный пробел в лабораторном оборудовании», говорит он.

Как бы то ни было, Владивостокскому Центру предстоит в скором времени «воображать морскую политику России на Дальнем Востоке», вычисляет Сергей Масленников.

Seafood против Fastfood

Беседе с морским биологом в Москве предшествовало интервью, записанное во Владивостоке в сентябре 2016 г. на протяжении проведения акции «Сколково» Startup Village by the Sea. На ней ученый выступил в необыкновенной для себя роли, прочитав лекцию на тему Seafood против Fastfood.

«Мы находимся в Северо-Восточной Азии: наилучшая экономика мира сосредоточена тут и наряду с этим – самая высокая плотность населения (за исключением РФ), и тут же находится самый продуктивный океан, Негромкий. И население как раз этих государств, не обращая внимания на большую индустриализацию, живет продолжительнее всех. Это регион долгожителей.

По моему точке зрения, последнее – следствие того, что тут верно едят, едят довольно много морепродуктов», – уверен Сергей Масленников.

В собственной лекции он перечислил то, что именует «жемчужинами» дальневосточных морей:

«Это камчатский краб, что изображен на кокарде гражданского флота России. Владивосток находится на берегу бухты, где живет лучший в мире трепанг. Наилучший в мире гребешок дал имя острову Хоккайдо, а мы его именуем «приморский». Во Владивостоке имеется улица Семеновская, она названа в честь торговца, что первым начал продавать морскую капусту, а также, в Нижний Новгород.

Другие «жемчужины» – это отечественные серые морские ежи; у калана – наилучший мех, по причине того, что он питается этими ежами. И еще это, конечно же, самая популярная, но весьма недооцененная рыба минтай; это отечественные известные громадные и король лососей и маленькие камбалы – чавыча».

Все вышеперечисленное, согласно точки зрения дальневосточного ученого, есть «совершенной едой». Забрать трепанг, которым Масленников занимается профессионально: это низкокалорийный белок, обогащенный коллагеном, и одновременно природный энергетик – желаете похудеть, желаете поправиться («испытано на себе: было время, в то время, когда я желал поправиться»); он усиливает связки, усиливает зрение, повышает иммунитет. Минтай дешевле говядины, но при равном весе дает больше энергии в 2,5 раза.

Гребешок – это полный комплект аминокислот; их больше, чем в той же говядине, наряду с этим они находятся в более дешёвой форме.

«Самое основное, – утверждает Сергей Масленников, – эти продукты полностью надёжны. Кроме того та морская капуста, которая живет в загрязненной бухте Золотой Рог, не накапливает тяжелых металлов. гребешки и Крабы ни при каких обстоятельствах не накапливают загрязняющих веществ, это же относится к трепангу. Чем еще хороши морепродукты?

Кроме того в случае если мы выращиваем их мальков, они неизменно дикие, их нереально накормить всякими вредными веществами, типа антибиотиков, как это происходит со скотом».

Кстати, рано проявившаяся любовь к достаткам дальневосточных морей сыграла определенную роль в выборе Сергеем Масленниковым профессии. Он родом из Барнаула, с Алтайского края, откуда три года скачи до ближайшего моря – не доскачешь, но с детства грезил о Тихом океане, и поступать в университет отправился во Владивосток, на океанологию («я тогда не осознавал отличия между гидробиологией и океанологией»), но не прошел по конкурсу.

Перед самым отъездом нырнул с маской, заметил достаток судьбы на дне Амурского залива. Затем попытался палтуса, вкус которого запомнился на всегда. «Теперь-то я осознаю, из-за чего тот палтус мне так понравился, – смеется Масленников. – Палтус ест краба, исходя из этого он таковой вкусный».

В общем, Масленников возвратился во Владик и со второго захода поступил в Дальневосточный Университет – в этом случае на биофак, задавший направление на всю оставшуюся судьбу. Директор научно-образовательного центра Морской биотехнопарк «Островной» ДВФУ, научный сотрудник Национального научного центра морской биологии ДВО РАН кроме этого есть участником «Сколково»: его проект «Морской биотехнопарк» – резидент биомедицинского кластера и направлен на разработку разработки получения высокопродуктивных линий трепанга на базе современных генетических способов селекции. В частности, планируется распознать генетические маркеры для разделения личных особей и в следствии отбирать линии лучших производителей с хорошими качествами (выживаемость, скорость роста, продуктивность).

Superfood, либо гимн трепангу

Если вы еще не понимаете, на что распространить популярный в соцсетях термин superfood, то это, конечно же, трепанг, о котором в Российской Федерации за пределами Дальнего Востока знают немногие. Потому, что это так, имеет суть определиться с терминами. Дело в том, трепанг – не наименование животного, а кулинарный продукт. В то время, когда в обыденной жизни мы говорим «трепанг», то подразумеваем голотурию, беспозвоночное типа иглокожих.

В рассказе Сергея Масленникова кроме этого видится наименование «кукумария» – это разновидность голотурии. Еще одно популярное наименование голотурии – «морской огурец».

переработки голотурии и Индустрия добычи по масштабам сопоставима с лососеводством, утверждает доктор наук Масленников. В 2012 году в Китае было получено 50 миллиардов мальков трепанга, но Китай по трепангу фактически вышел на предел возможностей; китайцы поедают всех морских огурцов, каковые возможно выловить, и возможности добычи трепанга подорваны фактически в мире – за исключением России: «У нас еще имеется запасы кукумарии японской – второго морского огурца, которого тут большое количество; запасы дальневосточного трепанга уже подорваны, он существует лишь за счет разведения.

«В стоимости культивированного трепанга 40–50% – цена малька, – продолжает С.Масленников. – Цена малька упадет, в то время, когда его увеличиться выживать, и он станет стремительнее расти. Вот в чем суть отечественной работы: улучшить «семенной фонд» и наладить методику отбора производителей. Т.е. нужно выбрать лучших производителей, отыскать их генетические маркеры, и обучиться эти маркеры скоро ставить – в принципе трепанг разрешает это делать, он отлично регенерирует.

Это несложный проект в описании, но, как каждый сельхозпроект, он требует дождаться урожая – в чем сложность».

Считается, что трепанг созревает в трехлетнем возрасте, в случае если у него хорошие условия для роста. Малька выращивают от четырех до восьми месяцев.

Культивированные мальки потребляют большое количество ресурсов: их нужно кормить, воду для них нужно греть, чистить, пересаживать: суета с ним намного больше, чем с любым вторым объектом. Из-за чего трепанга достаточно продолжительно не могли обучиться разводить, по причине того, что история с мальком – это достаточно сложная процедура, довольно много ручного труда. Ни с кем так не копаются – ни с цыплятами, ни с рыбами… Малек трепанга весьма ласковый, действительно, и приз за него хороший», – говорит ученый.

молодь и Молодёжь

Мысль применять дальневосточный Океанариум как базу для Центра аквакультуры сталкивается со в полной мере очевидными сложностями, вытекающими из того, что у них изначально различное назначение. «У Океанариума имеется в полной мере определенная специализация – это экспозиция, т.е. образовательная функция, а у отечественного Центра – научно-образовательный, – поясняет Масленников. – Вопрос в том, как сделать научную и инновационную составляющую. Это задача непростая, по причине того, что технологии – вещь весьма конкретная, бизнес по большому счету не может быть неконкретным».

Море в понимании Сергея Масленникова – это, «в первую очередь, биоресурсы, другими словами то, что кормит человечество. Океанариум именно показывает то, что мы не едим. Вот таковой компромисс между «взглянуть» и «покушать», – смеется он.

Все технологии, каковые планируется отрабатывать в Центре аквакультуры, – наукоемкие. «Это, в первую очередь, генетические изучения, это комплект геномных разработок в плане распространения генетических разработок на процесс отбора образцов, анализа образцов – маркирование. Вот одна из точек роста, как это видится сейчас», – говорит глава Национального научного центра морской биологии.

Сергей Масленников видит задачи Центра шире, чем легко список технологических форсайтов. Центру необходимы совсем новые идеи, а для этого к его работе нужно завлекать молодых ученых, для чего, со своей стороны, необходимо генерировать привлекательные для молодежи идеи.

«Дальний Восток до тех пор пока отстает в этом отношении потому, что у нас по большому счету не так много людей. Однако, выстроен федеральный Университет (ДВФУ), он расположен рядом с Океанариумом.

Так что задача – создать мостик между океанариумом и университетом, дабы молодежь приходила трудиться ко мне не только тренерами и экскурсоводами дельфинов, а для изучения громадной морской экосистемы: по сути, с созданием Океанариума на берег вынесен кусок моря; причем это и холодные моря, и тропические моря. И вот это нужно постараться применять, причем так, дабы не мешало экспозиции. Это сильное ограничение. Но из моего опыта ограничения ни при каких обстоятельствах ничему не мешают.

Они лишь повышают креативность», – говорит Масленников.

В случае если в людской замысле основное – привлечение молодежи в проекты Центра аквакультуры, то в научном и технологическом отношении это то, что Масленников именует «работой с молодью»: «Любое морское животное – будь то краб, трепанг либо моллюск – проходит стадию малых размеров. Работа с малыми размерами в условиях моря неосуществима, она вероятна лишь в условиях океанариума.

Морской науке, в случае если вычислять от Аристотеля, две тысячи лет, а вдруг вычислять от зарождения настоящих экологии и гидробиологии – порядка 170 лет с момента, в то время, когда биологическая наука делается правильной. Так вот, она вся основана на моделях, на догадках. Исходя из этого любая возможность прямого наблюдения, прямого измерения столь полезна.

В океанариуме вероятна работа с так называемым гидрокосмосом в настоящем моделировании экосистемы; задача непростая, но реализуемая, тем более, что она не будет мешать экспозиции, по причине того, что объекты мелкие. Более того, экспозиция будет помогать отечественной работе. По причине того, что как в противном случае воссоздать экосистему настоящего моря? Нужно забрать громадные аквариумы, напустить в том направлении звезд, рыбу; но как их содержать?

А ведь совокупность жизнеобеспечения – один из основных вопросов. Океанариум дает на него ответ.

Сравнительно не так давно вышел документ «Биологические запасы РФ». И мы в том месте видим, к примеру, что по крабам достаточно плачевная обстановка; работу с молодью краба мы пробовали запустить еще до открытия океанариума. Это технологически непростая задача, сейчас постараемся ее реализовать.

Плюс работа с молодью трепанга: попытаемся генетически их пометить и попытаемся взглянуть, как эта молодь выживает в неестественной экосистеме.

Это – мои проекты, но необходимы и другие, необходимы новые идеи. А для этого, повторюсь, нужна молодежь. В то время, когда юные ученые осваивают новейшие технологии, у них наступает развилка: идти в науку либо идти в высокотехнологичный бизнес; последнее – это то, чем, например, занимается «Сколково».

Как Израилю не требуется такое количество оркестров, так и России не требуется столько высокотехнологических экспертов, если они не будут применять полученные ими в отвлечённой науке знания в настоящем высокотехнологичном бизнесе. Нам необходимы личные высокотехнологичные корпорации, наукоемкие, у которых главные активы – это их идеи и люди. На что «Сколково» и заточено».

Дочь водолаза

В то время, когда Сергей Масленников говорит о работе с молодежью, то имеет в виду, а также, и персональный опыт. Во Владивостоке он познакомил обозревателя Sk.ru c Марией Малковой, дочерью морского фермера из хозяйства марикультуры ООО «Жилсоцсервис». Брат Марии – морской биолог, аспирант Масленникова; с ее отцом Геннадием Подкорытовым, известным на все Приморье водолазом, Масленникова связывает долгая дружба, которая со временем переросла в сотрудничество.

В то время, когда бывший водолаз с детьми создал на острове Рикорда [остров в заливе Петра Великого Японского моря, в 32 км. от Владивостока – Sk.ru ] хозяйство марикультуры, Сергея Масленникова пригласили научным консультантом: «У них мелкое хозяйство, отечественный проект напрямую не связан с ним. Но мы, к примеру, испытывали мальков: приобретали и дарили им. Для нас это один из настоящих полигонов».

Мария Малкова поведала кое-какие подробности о домашнем бизнесе, что, она утвержает, что начинался в 1998 году с 300 долларов вложений; на них закупили малька гребешка. В итоге выросло домашнее фермерское хозяйство.

Предстоящее развитие компании предполагает строительство цеха по воспроизводству малька – трепанга, гребешка, краба, креветки. Это разрешило бы значительно ускорить выращивание экологически чистых морепродуктов, поскольку альтернативой до сих пор есть доставка мальков за много километров через целый Приморский край и по большому счету нет никакой гарантии , что у других хозяйств будет хороший урожай и что малька смогут реализовать вторым морехозяйствам.

Мысль Сергея Масленникова содержится в том, дабы такие малые домашние фермы имели возможность развиваться на Дальнем Востоке, пользуясь научной помощью Центра компетенции по морской аквакультуре и возможностями Фонда «Сколково» по коммерциализации разработок. Так может создаваться инновационная экосистема, применяющая ресурсы Тихого океана.

Громадная мысль приморского ученого существенно шире, она предполагает всецело поменять совокупность управления прибрежной территорией Дальнего Востока.

«Так как прибрежная, либо голубая экономика – самая передовая экономика мира. В случае если взглянуть на карту, заметим, что в прибрежной полосе шириной сто километров сосредоточено 80% населения планеты и 90% ВВП глобальной экономики. Мы, как морские биологи, не беремся руководить прибрежной территорией на суше, но морская прибрежная территория – это отечественный профиль. У нас имеется концепция создания 5–6 морских кластеров и биотехнопарков на Дальнем Востоке, это разрешит удвоить за 20 лет производство морепродуктов.

Но самое основное – данный проект дает ответ на вопрос о том, как вернуть население на Дальний Восток. Он разрешит заселить все пригодное побережье, и у него эффект – около миллиона рабочих мест», – утверждает Сергей Масленников.

Путин недоволен темпами строительства дальневосточного океанариума.


Интересные записи на сайте:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: