Тайны устья салгира. сергей ткаченко. газета «крымская правда»

      Комментарии к записи Тайны устья салгира. сергей ткаченко. газета «крымская правда» отключены

Тайны устья салгира. сергей ткаченко. газета «крымская правда»

Я копирую ко мне эту статью, потому, что в ней имеется упоминания о моих мыслях по поводу исторической географии Сиваша, Арабатской стрелки и старой греческой колонии Кремны в устье Салгира, из которого возможно происходят мои предки по линии матери.
Но, Сергей Ткаченко приводит достаточно широкий круг точек зрения известных экспертов в геологии, геоморфологии. И эти из античной географии и средневековой картографии.
В целом, возможно оценить уровень краеведческих публикаций «Крымской правды» как довольно высокий. Хорошее сочетание живой полевой репортажной журналистики с архивной работой. Причем радует да и то, что журналисты «Крымской правды» чувствуют себя уже на виртуальных просторах Интернет как рыба в воде.

Тайны устья Салгира

На картах девятнадцатого века это место обозначено чётко: «старое упрочнение». В случае если для начала позапрошлого века оно было уже древним, то что о отечественном времени сказать…… Выяснилось кроме этого, что это место у устья нынешнего Салгира было обозначено и на портоланах итальянских мореплавателей — это навигационные морские карты, хорошо передающие контуры берегов. Место приморское, но вот наименование прочесть никто ещё не сумел — то ли Каркато, то ли Уберта.

Город в устье Салгира обозначен и на ветхих картах впредь до времён Хазарского каганата, другими словами до двенадцатого века. геоморфологи и Геологи в следствии инструментальных изучений конкретно сходятся на том, что сейчас Сиваша ещё не было! Другими словами Салгир (и Карасу, кстати) впадал в Азовское море. Да и Геродот пишет о двух озёрах среди Меотийских болот и городе Кремны, что пребывал в его время в «западном углу Меотиды».

Город Кремны (наименование свидетельствует крутой, крепкий, коренной берег) имел возможность пребывать лишь в устье реки — предшественницы нынешнего Салгира: в большинстве случаев все гавани греков были в устьях рек.

Тут воспользуемся изучениями известного географа, краеведа, знатока и страстного путешественника родного края. В случае если перечислить все эти «регалии» скороговоркой, то неизбежно выскочит — Русанов. Игорь Викторович в далеком прошлом занимается проблемой происхождения Сиваша, и его изучения окажут помощь открыть тайны степей у Гнилого моря.

И связаны эти тайны с происхождением залива Азовского моря. По изучениям доктора наук Владимира Лебединского, изучение донных осадков Сиваша продемонстрировало, что Арабатская стрелка и этот водоём появились в историческое время. Под верхней двухметровой толщей синевато-серых илов залегают слоистые илы, в которых узкие слои глины чередуются с гипсом. Такая слоистость позвана сезонными трансформациями.

Летом, в то время, когда испарение особенно очень сильно, из солёной воды Сиваша кристаллизовался гипс и оседал на дно. Зимой, в то время, когда испарение существенно не сильный, отлагался слой глинистого материала. Значит, пара глины — и слоёв гипса — появилась в течение одного года.

Подсчёт числа парных слоёв продемонстрировал, что до начала отечественной эры Сиваш не существовал. Восточнее Перекопского перешейка расстилалось громадное солёное озеро Бук, за ним — заболоченная низменность, переходившая в мелководный залив Азовского моря. Под действием волн, гонимых ветрами в основном восточного направления, на дне моря появился песчаный вал — так называемый бар, двигавшийся к берегам Крыма. Такие бары превосходно знают все любители Азовского моря.

Подводная отмель тянется на протяжении всего берега и изменяет собственное положение по окончании каждого шторма. И данный бар образуется не как коса — не из наносов рек, а из размыва подводного рельефа.

На первых порах вал не имел вида современной Арабатской стрелки. Он был под водой и лишь временами поднимался над нею, являясь естественным мостом между Приазовьем и Керченским полуостровом.

В таком виде песчаный вал просуществовал пара столетий, пока не стал достаточно широким и целым. К тому времени суша между озером Бук и заливом Азовского моря опустилась, и появилась широкая мелководная лагуна — Сиваш. Подсчёт годичных слоёв ила продемонстрировал, что превращение залива Азовского моря в лагуну произошло 800-850 лет назад.

Значит, Сиваш — ровесник Москвы и намного моложе Феодосии, Херсонеса, Пантикапея и других древних городов Крыма!

А вот географически в первый раз Арабатская стрелка зафиксирована на карте инженера Боплана в первой половине 50-ых годов семнадцатого века. На карте же 1641 года Арабатской стрелки нет, а вместо Сиваша, правильнее, на месте северо-западной его части, нарисовано три озера. Но во второй половине 60-ых годов семнадцатого века Эвлия Челеби уже пишет о существовании крепости Арабат.

Развалины данной крепости и по сей день находятся неподалеку от села Каменского Ленинского района, что в основании Арабатки.

И вот по окончании экскурса в геологическую историю Сиваша обратимся к изучениям Русанова. Игорь Викторович говорит, что материал для Арабатки дали древние возвышенности, размешавшиеся существенно восточнее, на территории (а сейчас вообще-то акватории) современного Азова, и которых на данный момент нет.

В книгах о геоморфологии и морской геологии Северного Причерноморья имеется информация, что от устья Салгира к Ейскому полуострову поперёк всего Азовского моря морским бурением и геофизическими исследованиями прослеживается замечательное поднятие — Азовский вал. Во времена Геродота данный вал с западной части Меотиды, примыкающей к нынешнему Крыму, был, быть может, такой же высоты, как и Ейский полуостров.

Русанов, рассуждая о городе Кремны, пишет, что существует множество упоминаний о том, что Салгир и Карасу были судоходны ещё недавно. «По крайней мере «торжище Карасеитов на Тёмной речке» из «Жития Иоанна Готского» — это никак не Карасан у Партенита (кстати, наименование имению Карасан имел возможность дать Раевский, соединив Хорасан, где он служил, и наименование соседнего имения — Карабах) — это большой торговый узел и какой-никакой, а лодочный порт задолго до времён Золотой орды. Кстати, Примечательно, что для византийских авторов тюркские заглавия звучат ещё неясно.

И, вероятнее, Карасу и Салгир тогда имели отдельные русла, так что торжище карасеитов на Тёмной воде было полноценным азовским портом с выходом на хазарские порты на восточном берегу».

Вправду, в случае если посмотреть на карты кроме того позапрошлого века, то светло видно, что реки Биюк-Карасу и Салгир текли в Сиваш любая по собственному руслу. На картах начала девятнадцатого столетия ещё отмечена и какая-то «Канава», приближающаяся именно к «старому упрочнению». По-видимому, как раз при помощи её и осуществлялось крепости и водоснабжение поселения.

Увы, на данный момент в степи тяжело отыскать эту канаву….

А вот само упрочнение отыскать нетрудно. Оно представляет собой большой бугор неподалеку от бывшей переправы на Арабатскую стрелку. На бугре ещё сохранились остатки каких-то земляных сооружений, попадаются камень и керамика.

Рядом, в радиусе километра, — пара курганов, похожих на какие-то упрочнения.… На одном из таких холмов местными чабанами отыскано большое количество керамики, причём обгоревшей. В том месте же нашли и бутовые камни, а также верной формы блоки. Увы, археологическая наука по поводу этих мест хранит молчание….

Но в истории армейского мастерства эти места связаны с так называемым вторым Крымским походом русских армий весной-летом 1737 года. Тогда из Азова в Крым выступила армия генерал-фельдмаршала Петра Ласси в сорок тысяч людей. Хан Фетхи-Гирей с главными силами (сорок пять тысяч солдат) ожидал её у Перекопа. Но Ласси решил обойти перекопские упрочнения. Седьмого июля его войско двинулось в Крым по Арабатской стрелке, через самоё узкое место форсировало Сиваш.

Выйдя в тыл группировки хана, Ласси 12 июля нападал у устья Салгира отряд крымских армий в пятнадцать тысяч людей и нанёс ему полное поражение. После этого Ласси 14 июля разбил крымцев под городом Карасу-Рынок. Опасаясь удара в тыл, хан покинул перекопские упрочнения и отошёл в горы. Не обращая внимания на достигнутый успех, войско Ласси скоро было вынуждено уйти из Крыма из-за сильной жары, недочёта кормов и воды.

Так, подобно первому закончился второй Крымский поход.

на данный момент это редко посещаемые места. А вот ещё лет двадцать-тридцать назад ко мне, на берег Сиваша, съезжалась добрая половина Нижнегорского. Летом — искупаться в целебных водах, весной — легко на пикник в цветущую степь, в осеннюю пору — на рыбалку: камбала и бычок-глосса шли отменные по первым холодам. Зимний период, само собой разумеется, ко мне никто не совался: грязь. В конце восьмидесятых первые предприимчивые нижнегорцы создали тут переправу «на Азов».

Это так как самое узкое место Сиваша — Шакалинское сужение. За чисто символическую плату два баркаса перевозили на Арабатку народ, жаждущий настоящего моря — Азовского. Полчаса по сивашским мутным волнам, ещё полкилометра по сте-пи стрелки — и в прибой Азова. Пляж в том месте хороший, из перетёртых песка и ракушек. Да долгий какой — вся Арабатская стрелка от Каменки до Генического пролива.

В те же последние годы Советской власти проложили к переправе и асфальтированную дорогу. До сих пор её не разбили… Но вот уже нет переправы через Шакалинское сужение и практически провалились сквозь землю лодочные гаражи местных рыболовов. Пропали с берега и изъеденные солью железки — остатки лодочных якорей и другой хлам: тут уже попытались современные «предприниматели», те самые, что живут сдачей и сбором всего железного. Лишь чабаны время от времени пригоняют ко мне собственные отары.

Сиваш опреснился, и заросли обычных околоводных растений произрастают всё дальше и дальше от дельты Салгира.

Как раз по его берегам возвращаемся в «цивилизованный мир». Проезжаем пара урочищ, бывших сёл в присивашской степи. Пешково — это где старое кладбище на кургане.

Утиное, провалившееся сквозь землю в начале семидесятых. На его околице и по сей день ещё бьют два источника-скважины — сероводородный и пресной верховодки. Из последней метра на два выбивается фонтан, приносящий прохладную воду местным бурёнкам в жаркий осенний сутки. Воды в Присивашье, оказывается, много. И пресной, и минеральной. Всё делается понятным, в случае если знаешь основную тайну этих мёртвых на данный момент степей.

В прошлом эти места были лесостепью, Сиваша с его солью и грязью не было и в помине, Азов — правильнее, Меотийское озеро — далековато, и в него несли собственные воды крымские реки, сейчас именуемые Салгиром и Биюк-Карасу. Люди тут жили издревле, палеолит проявляется в этом крымском уголке множеством кремнёвых орудий, находимых и поныне. Уж не говоря о более поздних эрах, от латуни степняков до баталий России.

Степь, степь, как много тайн хранишь ты в себе!

Источник сайт газеты Крымская правда октябрь 2009

Обсуждение темы В то время, когда и как формировалась Сиваш и Арабатская стрелка на отечественном форуме.

Крымская правда


Интересные записи на сайте:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: