Визит во вьетнам

      Комментарии к записи Визит во вьетнам отключены

Визит во вьетнам

Владимир Валерьевич Евсеев Помощник директора Университета бывших советских республик,заведующий Отделом евразийской интеграции и развития ШОС.
13 — 15 ноября 2016 г. в г. Нячанг (Вьетнам) прошла 8-ая интернациональная конференция по Южно-Китайскому морю Сотрудничество для развития и региональной безопасности, которую совершили Дипакадемия Вьетнама, Фонд изучений Восточного моря и Ассоциация юристов Вьетнама.
В ней участвовало 57 зарубежных участника из Англии, Германии, Индии, Индонезии, Камбоджи, Китая, Лаоса, Малайзии, Мексики, Новой Зеландии, Норвегии, России, Сингапура, США, Таиланда, Тайваня, Филиппин, Франции, Швейцарии, японии и южной Кореи; 103 специалиста из Вьетнама и 21 дипломат из Австралии, Англии, Дании, ЕС, Индонезии, Канады, Малайзии, Новой Зеландии, Сингапура, Тайваня, Филиппин, Франции, японии и Швеции. Я был единственным русским представителем на данной конференции. Консульство РФ во Вьетнаме в ней не приняло участие.
Перед проведением конференции был совершён приветственный ужин, на котором помощник главу МИД Вьетнама посол Данг Динх Куй (DangDinhQuy) выступил с сообщением: Главные моменты внешней политики Вьетнама и его стратегия по проблемам Восточного моря.
О важном уровне представительства на указанной конференции свидетельствует тот факт, что ее открыл Ли Тхан Гуанг (Le Thanh Quang), секретарь партийного комитета провинции Кханьхоа. В работе конференции приняли кроме этого участие послы последовательности зарубежных стран, имеющих собственные представительства в Ханое (в частности, Малайзии, Швеции и Филиппин).
В рамках 8-оя интернациональной конференции по Южно-Китайскому морю было совершено семь секций по следующей тематике:
1) происхождение конфликта в Южно-Китайском море: историческая справка;
2) вправду ли существует напряжение в Южно-Китайском море;
3) интернациональное право и Южно-Китайское море;
4) политэкономия Южно-Китайского моря: перспективы и проблемы;
5) безопасность, дипломатия и политика;
6) сотрудничества и координация в море;
7) механизмы разрешения напряженностей в Южно-Китайском море.
В пятой сессии я сделал доклад на тему: Неспециализированные подходы к формированию единой совокупности безопасности Южно-Китайского моря. В собственном докладе подчернул, что на данный момент происходит изменение глобального баланса сил, а также в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), где существует возможность применения русского опыта, накопленного при урегулировании сирийского кризиса (самый возможно, что данный процесс продолжится) и выстраивании взаимоотношений с этими сложными партнерами, как Китай, Иран, Саудовская Аравия и Турция.
Это относится и столь взрывоопасного региона, как Северо-Восточная Азия. В этом регионе США сначала провоцируют КНДР методом осуществления на регулярной базе масштабных американо-южнокорейских учений, а после этого наказывают Пхеньян за проведение им запусков ракет и ядерных испытаний- носителей (в действительности, это указывает создание неестественных препятствий для мирного освоения космоса). И под прикрытием северокорейской ракетно- ядерной угрозы Вашингтон формирует пределы противоракетной обороны (ПРО), каковые направлены против Пекина.
Казалось бы, что в таких условиях, в особенности учитывая союзнические отношения США с южной Кореей и японией, очень сложно создать в регионе ограничения для развертывания гонки оружий. Но это вероятно при так именуемом секторальном подходе, в то время, когда совокупность безопасности создается не сходу во всем регионе, а первоначально в некоторых его частях. В частности, вероятен переход к ограниченному армейскому сотрудничеству между Москвой и Токио, учитывая итоги состоявшегося визита в Японию президента России Владимир Путина.
Еще более занимательны возможности для того чтобы сотрудничества между Россией, южной Кореей и Китаем на фоне развертывания на Корейском полуострове батареи американской системы противоракетной обороны наземного базирования THAAD. Разумеется, что сотрудничество между указанными странами должно строиться на внеблоковой базе методом оценки неспециализированных угроз и вызовов, и реализации мер доверия с целью исключения армейских инцидентов в море либо воздушном пространстве.

На экспертном уровне существует познание о необходимости для того чтобы сотрудничества хотя бы между Сеулом и Москвой. В случае если его удастся реализовать на двустороннем уровне, то позже вероятно вовлечь в данный процесс Китай.
без сомнений, что ситуация в Южно-Китайском море не меньше взрывоопасна. Обстоятельством этого помогает желание Пекина сделать указанное море внутренним морем, к примеру, установления 12-мильной территории (акватории) около неестественных островов недалеко от архипелага Спратли. Это приводит к обоснованному беспокойству у Вьетнама, Тайваня, Малайзии, Брунея и Филиппин, каковые оспаривают принадлежность указанных территорий.

Данный архипелаг имеет ответственное геополитическое значение: его воды употребляются для рыболовства (12% мирового улова рыбы), а шельф богат запасами нефти и газа.
Предлогом для тревоги стало то событие, что на насыпных островах китайцами создается инфраструктура двойного назначения: укрепленные порты, взлетно-посадочные полосы, площадки для радиолокационных станций и т.п. На базе этого в необходимый момент в том месте смогут быть развернуты полноценные военно- воздушные и военно-морские базы.

Как вычисляют русские специалисты, это разрешит КНР, во-первых, осуществлять контроль над большой частью акватории Южно-Китайского моря, мешая вероятной блокаде военно- морскими силами (ВМС) США стратегически серьёзного Малаккского пролива, через что осуществляется около 25% всемирный торговли и до 60% внешней торговли КНР. Во-вторых, данный район может стать территорией боевого патрулирования китайских ПЛАРБ, каковые базируются на острове Хайнань.
Но из этого не нужно, что недалеко от архипелага Спратли необходимо сознательно организовывать армейские провокации, в качестве которых возможно разглядывать, к примеру, патрулирование американским эсминцем с управляемым ракетным оружием (УРО) Лассен в пределах 12-мильной территории у неестественных островов (это имело место в последних числах Октября 2015 г.). И не смотря на то, что такая операция длилась всего пара часов, она привела к жёсткой реакции со стороны Китая. Тогда глава министерства внешей политики КНР Ван И предотвратил США: Не нужно предпринимать опрометчивых действий и создавать инциденты на безлюдном месте.
В последних числах Января 2016 г. эсминец УРО ВМС США Curtis Wilbur приблизился к острову Тритон архипелага Парасельских островов на расстояние 12 морских миль, как утверждается в рамках операции по охране свободы навигации. Во внешнеполитическом ведомстве КНР объявили, что патрулирование недалеко от Парасельских островов есть незаконным, поскольку для таких действий нужно разрешение властей Китая. Вследствие этого минобороны КНР выразило решительный протест Соединенным Штатам.
В существенно большем масштабе это повторилось в марте 2016 г., в то время, когда авианосная ударная несколько ВМС США в составе авианосца John C. Stennis, двух ракетных крейсеров и двух эсминцев УРО, и флагманского корабля седьмого флота ВМС США совершила боевой поход в Южно-Китайское море. Предлогом для этого стало то, что КНР разместила собственные истребители и зенитные ракетные комплексы дальнего действия HQ-9. на острове Вуди (Парасельские острова). Так, США пробуют воспрепятствовать военной активности Китая в Южно-Китайском море под предлогом обеспечения свободы судоходства.
Необходимо обратить внимание, что 12 июля 2016 г. в Гааге было вынесено ответ третейского суда довольно рифов и скал архипелага Спратли, каковые Китай вычисляет собственными островами. А также обращение шла о рифе Мисчиф, на базе которого китайцы создали насыпной остров. Любопытно, что последний находится в необыкновенной экономической территории Филиппин. На базе представленной информации судьи сделали вывод, что все территории, на каковые претендует Пекин — это скалы и рифы, а не острова.

Исходя из этого в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву (1982 г.) для них не устанавливаются ни 12- мильные морские территории в виде акватории, ни 200-мильные необыкновенные экономические территории. Кроме этого, суд в Гааге отверг доводы КНР о так называемой линии из девяти пунктиров, что разрешало ему претендовать на 80% акватории Южно-Китайского моря. В полной мере ожидаемо, что в Пекине заблаговременно назвали ответ суда в Гааге несправедливым клочком бумажки и отказались его выполнять.
Со своей стороны, Вашингтон настаивает на принципе свободы мореплавания, которому угрожают претензии Китая на острова архипелага Спратли. Согласно точки зрения американцев, 200-мильная необыкновенная экономическая территории любого страны должна быть свободна для прохода любых судов, среди них и военных (ВМС США это довольно часто применяет для сбора разведывательной информации). Против последнего пункта выступает Пекин.
Уходящая администрация Обамы не смогла как сформулировать ясной стратегии по этому вопросу, так и вернуть прошлый уровень американо-китайских взаимоотношений. Но и Пекин пока не идет на предстоящее ухудшение взаимоотношений, в особенности учитывая намного более эластичную позицию нового президента Филиппин Родриго Дутерте, очень заинтересованного в получении китайских инвестиций. Еще меньше в этом заинтересованы страны АСЕАН.

В следствии появилась безвыходная обстановка, которая может значительно обостриться через 5-7 лет, в то время, когда Китай создаст над Южно-Китайским морем единую территорию ПВО. Исходя из этого решать проблему необходимо уже на данный момент, что возможно сделать с применением русского опыта.
Как представляется, возможно выбран секторальный подход к формированию единой совокупности безопасности Южно-Китайского моря. Для этого, в качестве первого этапа, направляться, кроме упрочнения российско-китайского сотрудничества в военной сфере, активизировать военное сотрудничество между Вьетнамом и Россией, перейти от военно-технического сотрудничества к армейскому сотрудничеству между Москвой и Куала-Лумпуром, и начать военно-техническое сотрудничество Китая и России с Филиппинами. Указанные пары стран составят кое-какие сегменты будущей совокупности региональной безопасности.
В рамках каждого сегмента безопасности направляться совершить оценку неспециализированных угроз и вызовов. Наряду с этим разумеется, что для Китая и России главную военную угрозу воображают США, способные к нанесению по отечественным странам массированных авиационных и ракетных ударов, а также с применением атомного оружия. Это требует проведения совместных учений, а также в Южно-Китайском море.

В том месте во время с 12 по 19 сентября 2016 г. прошли российско-китайские армейские учения Морское сотрудничество-2016, на протяжении которых отрабатывались меры по упрочнению Китая и обороны России от силового действия со стороны США. В рамках этих учений были созданы два отряда судов, каковые осуществляли совместные боевые действия в отношении противоборствующей стороны.

От России в них участвовали следующие суда Тихоокеанского флота: громадные противолодочные суда Адмирал Трибуц и Адмирал Виноградов, громадный десантный корабль Пересвет, морской буксир Алатау и танкер Печенг. Отряд судов возглавил командующий Приморской флотилией Тихоокеанского флота ВМФ России адмирал Вадим Кулить.
Эти учения прошли достаточно на большом растоянии от спорных территорий — вблизи китайской провинции Гуандун. На протяжении их проведения были отработаны маневры подводных надводных кораблей и лодок, действия авиации, совершены боевые стрельбы, осуществлены аварийно-спасательные мероприятия, и совершён захват острова с высадкой морского десанта.

Наряду с этим, исходя из привлеченных средств и сил, возможно сделать вывод, что указанные учения имели ограниченный масштаб и не воображали угрозы какому-либо стране. В также время, их информационное обеспечение было очевидно недостаточным, что разрешило западным СМИ создать негативный фон в отношении совместных учений Морское сотрудничество-2016.
Само собой разумеется, спектр армейских угроз для КНР намного шире. Такие угрозы для Пекина смогут воображать Япония (для РФ это лишь вызов), Южная Корея, Тайвань и Австралия. Неспециализированный вызов для Китая и России исходит со стороны КНДР.
Вьетнам и Россия имеют между собой развитое и многоплановое военное сотрудничество. Это разрешает ВС РФ применять военную инфраструктуру Вьетнама, в частности при совершении походов кораблей ВМФ в Индийский океан. Но у нас нет неспециализированных угроз. Так, для Москвы Вашингтон воображает военную угрозу, а для Ханоя — лишь вызов.

Обратная картина отмечается в отношении Китая, что есть стратегическим партнером для России, но опасен для Вьетнама. По-видимому, неспециализированный вызов для отечественных государств воображает лишь Япония.
без сомнений, что упрочнение между Ханоем военного и Москвой сотрудничества будет усиливать безопасность Вьетнама и создать базис для единой совокупности безопасности Южно-Китайского моря. Но это может породить недоверие со стороны Пекина. Исходя из этого при поставках русских оружий только принципиально важно сохранять между Вьетнамом и Китаем баланс сил, дабы исключить возможность их военной конфронтации, а также недалеко от архипелага Спратли и Парасельских островов.

Было бы кроме этого нужно, дабы Вьетнам присоединился к Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) хотя бы в качестве партнера по диалогу.
Российско-малазийское сотрудничество в военно-технической сфере имеет важный потенциал. Но во многом он остается нереализованным ввиду большой технологической зависимости Куала-Лумпура от Запада. Так, самые крупные закупки оружий данной страной проводятся во Франции, об этом же свидетельствует и портфель будущих заказов.
Неспециализированных угроз у отечественных государств нет, а неспециализированный вызов воображает лишь интернациональный терроризм. Однако, в некоей возможности Малайзия и Россия смогут перейти от военно-технического к ограниченному армейскому сотрудничеству методом проведения, к примеру, совместных маневров военно- флота. Но для этого присутствие ВМФ России в Индийском океане должно купить постоянный темперамент.
Само собой разумеется, очень многое будет зависеть от роли США в АТР, глубины и экономического состояния Европы экономического соперничества Малайзии с Китаем. При некоторых условиях (к примеру, ослабления роли США либо ухудшения противоречий с Пекином) сближение Москвы и Куала-Лумпура может ускориться. Этому же может содействовать присоединение Малайзии к на данный момент в качестве, к примеру, наблюдателя либо дестабилизация внутренней обстановке в близлежащих странах.
На данный момент улучшение взаимоотношений Филиппин с Россией и Китаем носит конъюнктурный темперамент и обусловлено напряженностью личных взаимоотношений между президентами Б. Обамой и Родриго Дутерте. Но 8 ноября 2016 г. в Соединенных Штатах прошли выборы президента, победу на которых одержал Дональд Трамп, что настроен на важное сдерживание КНР. Но неприятность остается в том, что у Вашингтона все больше не достаточно ресурсов, но они имеется у Пекина.

И в обмен на сотрудничество в области экономики китайцы не требуют смены внутриполитического устройства Филиппин.
Как следствие, 7 октября 2016 г. Филиппины отказались от ежегодных совместных армейских учений с США, а глава МинОбороны страны сообщил о сворачивании армейского сотрудничества с США, включая отказ от совместного патрулирования в Южно-Китайском море и вывод американских армейских с баз на Филиппинах. А на протяжении визита в Китай, прошедшего в середине октября, президент Родриго Дутерте сообщил: На данной встрече я заявляю о моем отделении от США…

Вероятно не в социальных вопросах, но в военной сфере и кроме этого в экономике. Америка проиграла. На протяжении этого визита между представителями бизнеса двух государств были подписаны договора на 13 млрд долл.
Для антиамериканской позиции президента Дутерто существовали следующиепричины. Во-первых, критика США и их союзников Родриго Дутерте за его твёрдую позицию в отношении борьбы с наркотиками и преступностью (согласно данным защитников прав человека, с июня 2016 г. по подозрению в связях с наркоторговлей на Филиппинах могло быть убито от 2 до 3 тыс. чел.).
Во-вторых, высокие скорость развития экономики (6-7% роста ВВП в год) требуют расширения рынков сбыта. Но высоко конкурентный рынок американских с более низкими показателями роста, политикой протекционизма в отношении собственных товаров и значительными ограничениями в размещении высокотехнологичных производств за рубежом, не имеет возможности обеспечить базу для роста филиппинского экспорта.
В-третьих, в Соединенных Штатах обсуждают вопрос закрытия собственных рынков для трудовых мигрантов, а также из Филиппин, каковые являются источником недорогой рабочей силы.
Все это требует от Манилы диверсификации собственных внешнеполитических и внешнеэкономических связей. Помимо этого, демонстративный поиск новых партнеров обязан вынудить американцев пойти на определенные уступки. Иначе, Вашингтон может помешать федерализации Филиппин, усилить местный сепаратизм и создать значительные социально-политические неприятности. Кроме этого, США развернули информационную войну против Родриго Дутерте.

Финал этого не очевиден, исходя из этого до тех пор пока рано сказать о настоящем сближении Филиппин с Россией и Китаем. Причем в действительности у нас до тех пор пока нет неспециализированных угроз, а неспециализированный вызов — только исламский радикализм.
Так, Российская Федерация имеет некий опыт как в создании новых совокупностей региональной безопасности, так и в выстраивании взаимоотношений с тяжёлыми партнерами. Это возможно использовано в таком взрывоопасном регионе как Южно-Китайское море в виде секторального подхода к формированию единой совокупности безопасности, другими словами сначала решения проблем на двустороннем уровне, а после этого перехода на трехсторонний и многосторонний формат.

В разглядываемом регионе это не просто ввиду, в большинстве случаев, отсутствия неспециализированных угроз и вызовов. Однако, запрещено данный вопрос откладывать на будущее, дабы избежать негативного развития событий. Причем в ходе создания новой совокупности региональной безопасности важная роль в собственности российско- вьетнамскому сотрудничеству, которое в этом регионе не менее важно, чем упрочнение российско-китайских взаимоотношений.
направляться подчернуть, что конференция прошла на большом организационном уровне. В частности, каждому ее участнику были предоставлены полные пакеты документов, включая все выступления и презентации докладчиков, на электронных и бумажных носителях. И она была без шуток освящена в массмедиа, а также с моим участием (по большей части на вьетнамском языке).
В также время стало известно, что Дипакадемия Вьетнама и ее практически структурное подразделение — Фонд изучений Восточного моря, находятся под большие влиянием со стороны США. Исходя из этого из организаторов конференции лишь Ассоциация юристов Вьетнама занимает дружественную для России позицию. Это сказалось на очень ограниченном русском представительстве на данной конференции.
На конференции находились как представители Китая, так и Гонконга и Тайваня. Конфликта между ними не было, но китайские представители держались особняком от остальных участников конференции. В целом на КНР прямого давления не появилось, что говорит о некоем смягчении китайско- вьетнамских взаимоотношений.
Была организована экскурсия на военно-морскую базу Камрань, на которой только имитируется гражданская деятельность. Об этом свидетельствует, к примеру, отсутствие подведенных ЖД портовой инфраструктуры и путей, нужной для хранения и разгрузки грузов.
В рамках этого визита в Ханое 18 ноября 2016 г. произошло мое посещение Ассоциации юристов Вьетнама. С вьетнамской стороны в данной встрече принимали участие: Ле Минь В том месте, вице президент и генсек Ассоциации юристов Вьетнама (14 лет он возглавляет наибольший юридический вуз страны — Ханойский юридический университет) и Нгуен Куок Хунг, начальник юридического консультативного центра Вьетнам-Россия по внешним связям.
На протяжении данной встречи обсуждались возможности по установлению сотрудничества между Университетом бывших советских республик и Ассоциацией юристов Вьетнама, в целом российско-вьетнамские отношения и возможности их развития в скором будущем. В частности, было достигнуто согласие о том, что Вьетнам, как государство АСЕАН, может оказать большую помощь РФ в упрочнении связей с данной организацией и содействовать возвращению России в Юго-Восточную Азию в качестве важного внешнеполитического игрока.
Ассоциация юристов Вьетнама — это серьёзная публичная организация Вьетнама. Она конкретно подчиняется секретариату Компартии Вьетнама — правящей партии страны. Как следствие, на Ассоциацию возложены важные функции, каковые включают участие в ходе разработки законодательной базы Вьетнама, распространение правовой грамотности местных жителей и проведение бесплатных юридических консультаций для граждан страны.

Причем пара лет назад такая юридическая помощь была оказана появлявшимся во Вьетнаме гражданам России по просьбе Ассоциации юристов России.
В различное время начальниками Ассоциации были влиятельные и уважаемые во Вьетнаме лица, как глава МинОбороны, а позднее министр юстиции Фан Ань, помощник главы Национального собрания Вьетнама Фунг Ван Тыу, глава Верховного суда Фам Хынг и ассистент президента страны Фам Куок Ань. Сегодняшний президент Ассоциации Нгуен Ван Куен есть помощником начальника Центральной национальной рабочей группе по юридической реформе (ее возглавляет глава государства). Нгуен Ван Куен был помощником лидера аппарата Компартии Вьетнама по вопросам внутренней политики.
Ассоциация имеет в стране разветвленную инфраструктуру. В частности, ее отделения (представительства) находятся во всех провинциях и серьёзных национальных учреждениях Вьетнама. А вице-президенты Ассоциации являются помощниками министра юстиции, помощниками Генпрокурора, помощниками главы Верховного суда и помощниками лидера аппарата Компартии Вьетнама по вопросам внутренней политики.
Так, прошедшая в середине ноября 2016 г. поездка во Вьетнам разрешила увеличить деятельность Университета бывших советских республик пространства АСЕАН. Причем вход РФ в эту организацию самый возможен через Вьетнам, вследствие этого целесообразно рассмотреть возможность об установлении взаимоотношений между Университетом бывших советских республик и Ассоциацией юристов Вьетнама методом подписания меморандума о согласие. Это возможно сделано в ноябре 2017 г. на протяжении ежегодной интернациональной конференции по Южно-Китайскому морю.

Источник: Материк

Визит Обамы в Японию и во Вьетнам: тонкое искусство рукопожатий


Интересные записи на сайте:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: