Задушевная беседа с хорошим человеком

      Комментарии к записи Задушевная беседа с хорошим человеком отключены

Задушевная беседа с хорошим человеком

Годом ранее умер отечественный житель Михаил Тимофеевич Ковалевский. Февраль — месяц его памяти: появился 20 февраля 1933 года, погиб 17-го в 2016 году. МНОГОГРАННОСТЬ Михаил Ковалевский оставил нам громадное творческое наследие, по причине того, что был он поэт, переводчик, обожавший Шиллера и Гете… Он был и живописец, мастер народного творчества, в котором удачно уживались резчик по дереву и кости, чеканщик, график.

Многогранное мастерство находилось в его жизни параллельно с главным занятием: начиная с 70-х годов прошлого века Михаил Ковалевский более 30 лет преподавал зарубежные языки, обучая студентов в Николаевском кораблестроительном университете, в университете культуры, аграрном университете, на филфаке Николаевского филиала НУ Киево-Могилянская академия и других вузах. Из этих продолжительных плодотворных лет — более двух десятилетий он управлял кафедрой зарубежных языков в НКИ…

Это в случае если кратко и поверхностно — о отечественном жителе Михаиле Ковалевском. А вдруг посмотреть поглубже — откроется Вселенная, космос одного раздельно забранного человека. Крутясь и космической пылью пыля, Из чрева Вселенной явилась Почва. И без того уж произошло, что в данной пыли В меня воплотилась частичка Почвы. Частичка Почвы воплотилась в него во в полной мере конкретном месте — в далекой сибирской деревне Николаевка, на левом берегу могучего Енисея.

Позже уже, живя в южном Николаеве, он будет страшно скучать по родным местам и будет опять и опять возвращаться к ним — в собственных поездках и в собственном творчестве. А более всего начнёт скучать по лесу: сибирская тайга, полноводный Енисей, древесная изба под раскидистым кедром, лесная опушка — эти темы окончательно останутся самыми любимыми. На юг умчатся северные ветры. Перегорит рябиновый закат.

Качнут ветвями на прощанье кедры, Листвой березы вслед прошелестят. Взовьется лайнер, как стрела из лука. В тайге его проводит взором зверь. Прощай, Сибирь! Еще одна разлука Мне суждена…

На долгое время ли сейчас? Его живопись необыкновенна. Картины написаны… цветными карандашами. И в этом — их прелесть. Начал рисовать карандашом… не вследствие того что осознавал неиссякаемые возможности таковой живописи.

Легко в деревне, где проходило мое детство, красок дотянуться было нереально… Вот я и пристрастился к цветным картинкам, — вспоминал Михаил Тимофеевич. А с годами, совершенствуя собственную карандашную технику, он осознал, что цветные карандаши идеально передают лёгкость и чистоту лесного воздуха, кудрявость бескрайних лесов, поэзию одинокого дерева.

не меньше талантливо его цветной карандаш запечатлел Буга и берега Ингула, скромную природу Кинбурна. А вот эти маленькие по формату работы — ветхие крепости Каменца-Подольского — созданы при помощи несложного карандаша и… тёмной пасты. На первый взгляд, совсем не подходящий для художественного творчества инструмент — шариковая ручка. А в итоге — какое количество поэзии в данной черно-белой графике, уникальной по законченности композиции и выразительности исполнения!

Резьба по дереву также появилась из любви к природе. Глаз живописца, бродящего по лесу, не имел возможности не остановиться на причудливых корягах, корне погибшего дерева, эффектных наростах-капах, в которых так очевидно проглядывали людские лица. Из древесных фантазий мастера появились объемные портреты: Сергей Лев и Есенин Толстой, Александр Сергеевич Пушкин, лермонтовский Казбич, печальный Демон — дух изгнанья и другие.

А занимательные корни — подарки почвы — благодаря его резцу, превратились в статуэтки куницы, глухаря, филина, соболя, олененка… Мордочки этих зверушек и птиц полны доброты и лукавства и весьма близки по плану к детским игрушкам. Начиная с несложных вещей, со временем Михаил Тимофеевич увлекся более непростыми техниками работы с древесиной. К примеру, маркетри — что-то наподобие мозаики по дереву: мозаичный комплект картины делают из кусочков шпона различных древесных пород.

В технике маркетри создатель создал не только портреты лесных жителей, но и множество природных и городских пейзажей: Кинбурн. Лебеди над морем, Зимняя ночь, Рысь, Пан. Ему были увлекательны и другие виды декоративно-прикладного мастерства: самостоятельно освоил чеканку по меди, резьбу по кости.

Особенно успешным оказалось семейство костяных слонов, вырезанных автором с юмором и доброй симпатией, — ироничных, как будто бы в противовес классическому последовательности ширпотребовских этажерочных слоников, актуальных в первой половине XX века. СЕРДЦА и РАБОТА ДУШИ Поэзия составила большой пласт его судьбы. И итог поэтической деятельности был весьма хороший: 11 стихотворных сборников и одна книжечка прозы; членство в Альянсе писателей России.

Был в жизни Михаила Тимофеевича человек, что одним своим присутствием сыграл определенную роль в становлении Ковалевского как поэта. Данный человек — известный русский автор, сосед по Сибири Виктор Петрович Астафьев, на повестях которого выросло не одно поколение любителей хорошей литературы.

Они с Ковалевским пара раз виделись у Астафьева в деревне Овсянка, а для истории осталось письмо, написанное сибирским писателем Ковалевскому в первой половине 90-ых годов двадцатого века: Сборник у вас оказался хороший, не смотря на то, что и с налетом любительства (речь заходит о первом поэтическом сборнике Флейта Пана, — прим. авт.). Имеется стихи — Лесам, Прощание с Сибирью, Зерно, Облако, большая часть и Настроение второй половины книги — зрелые, с ними возможно выходить на любую, кроме того самую взыскательную публику…

А по большому счету сборник создаёт чувство личной летописи, этакой задушевной беседы с хорошим человеком — самим собою. И это превосходно! Это такая теплая и хорошая отдушина, и работа души, сердца, пока еще не усталого, и яркой головы, озарения и поэтические звуки… Одиннадцать берез, Бугор из роз и венков. Одиннадцать берез, Обнял их взором все я. Одиннадцать берез Роняют капли слез, Пришедшие из русла Енисея. Одиннадцать сосёнки и берёз вразброс.

Душа скорбит, душа в плену недуга… Одиннадцать берез, Я к ним слезу принес — Соленую слезу из южной глади Буга. Эти стихи Михаила Ковалевского посвящены Виктору Астафьеву, у могилы которого растут 11 берез. Их листва увлажняется дыханием Енисея, и березы плачут каплями росы.

ОПЫТНЫЙ РАЗВЕДЧИК Преподавательская и творческая судьба Михаила Ковалевского была у всех на виду. Но продолжительное время никто из его друзей и близких не знал, что затесались в его биографию пара тайных лет, в то время, когда он, выпускник Ленинградского университета зарубежных языков, был резидентом советской разведки в Германии.

Официально он значился советником консульства. Я был нацелен на ведомство Рейнгарда Гелена, известного серого генерала, бывшего шефа германской разведки. В каком замысле шла работа? Как-то оказать влияние на что-то, общаться с людьми, которые связаны с ведомством… Мы не занимались добыванием сведений, например, о каком-то оружии, как разведка.

Ну а вдруг такие вещи и попадались, то никто ни при каких обстоятельствах и нигде, само собой разумеется, ими не брезгует, — поведал в один раз в интервью Михаил Ковалевский. Он в совершенстве знал германский и британский языки, сказал и просматривал на французском, итальянском, шведском, испанском, португальском… В Ленинградский иняз тогда отбирали не по уровню владения языком, а по свойству овладения…

Михаил Ковалевский показал редчайшие свойства к восприятию чужих языков и прекрасное произношение. Возвратившись из Германии к себе, Михаил Ковалевский закончил филфак Омского педагогического института, после этого аспирантуру при Столичном университете зарубежных языков, тут же защитил кандидатскую диссертацию, по окончании чего и стал, в соответствии с официальным дипломам, доктором филологических наук. Юная семья Ковалевских начала собственную жизнь в Омске, но климат не подошел детям.

И для них родители переехали в Николаев — поближе к солнышку и морю. Так Михаил Тимофеевич стал отечественным. СВЕТ ПАМЯТИ Памятный вечер, посвященный Михаилу Ковалевскому, подготовили сотрудницы библиотеки им. М. Кропивницкого. Тут собрались приятели, николаевцы, каковые знали и обожали отечественного необыкновенного жителя.

Собственными воспоминаниями, впечатлениями поделились писатели Вячеслав Качурин, Илья Стариков, Евгений Мирошниченко, Валерий Бабич, глава публичной организации Русская национальная община Русич глава организации и Тамара Белоусова Русич-Николаев Зоя Шаталова, представители литературных объединений Стапель, Золотой парус поэзии. Вечер сопровождали выставка Михаила Ковалевского, экспозиция, складывавшаяся из его сборников стихов, фото- и материалы.

Николаевский композитор Евгений Долгов выполнил песню Мы живы, написанную на слова Михаила Тимофеевича (она посвящена приятелям-разведчикам). Кстати говоря, он и сам хорошо пел, с наслаждением учавствовал в фестивале Песни ветхого яхт-клуба. А позже гитару забрала дочь Михаила Тимофеевича Юлия Ковалевская.

Она выступила со собственными авторскими песнями — написала музыку к отцовским стихам Куда и Дельтаплан уходят суда. Время течет, как Волга, Жизнь мала, как выстрел. Наблюдаешь вперед — как продолжительно! Посмотришь назад — как скоро!

какое количество самого главного Сделать жизнь посоветовала? Наблюдаешь вперед — как много! Посмотришь назад — как мало!

К прошлому небезучастна, Идея возвращает к предкам. Наблюдаешь вперед — как довольно часто! Посмотришь назад — как редко! Скользит дельтаплан очень тихо, Восходящий поток нащупав. Наблюдаешь вперед — как умно! Посмотришь назад — как довольно глупо! Сперва паришь высоко, Позже планируешь низко. Наблюдаешь вперед — как на большом растоянии!

Посмотришь назад — как близко! Таковой громадный мир уместился в одном неординарном человеке. Иным Господь не дает и десятой доли того, что дал деревенскому мальчишке Мише Ковалевскому, выросшему в несложной многодетной семье.

А в дар к талантам Господь присовокупил скромность, душевную доброту, трудолюбие, неиссякаемую свойство радоваться жизни и черпать из природы жизненные силы. Тяжело поведать о человеке для того чтобы масштаба в одной маленькой статье, исходя из этого мы предлагаем николаевцам, каковые желают определить больше о Михаиле Ковалевском, увидеть его работы и почитать стихи, — зайти на Сайт памяти Михаила Ковалевского: http://www.kovalevskymt.mk.ua/author/admin/ Наталья Христова. Фото Александра Сайковского.

Источник: Вечерний Николаев

Олег Маликов. Хорошая беседа с хорошим человеком.


Интересные записи на сайте:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: